Подкаст «Знай наших!» Текстовая версия | Руслан Киямов

Дата публикации: 12.01.2023

Для тех, кто любит читать, а не смотреть - текстовая версия подкаста “Знай наших!” с Русланом Киямовым, генеральным директором digital-агентства «Легко и Просто».

 


 

– Снова здравствуйте. Это «Трамплин». Говорим о городе, о людях и о делах. Сегодня у нас Руслан Киямов, исследователь в области когнитивной науки, генеральный директор digital-агентства «Легко и Просто». Здравствуйте, Руслан.

Доброе утро.

 

– Мы будем говорить сегодня о product'е, если говорить на английский манер, но сначала я вам задам вопрос. Когда я вас представляла, то называла две ваших сферы, они, на первый взгляд, не слишком соприкасаются – наука и реальное дело, digital-агентство. Хотела спросить – сегодня вы будете говорить о нашей теме как кто?

В моей жизни нет разделения на эти роли. Они как-то вместе неразрывно идут, потому что когнитивная наука включает в себя очень много дисциплин: психологию, философию, антропологию, лингвистику, нейронауки, искусственный интеллект. Так или иначе, это области, которые мне были интересны в жизни.

Я очень много читал посещал различные мастер-классы, тренинги, впитывал в себя информацию, как губка, и в какой-то момент, когда я узнал, что есть такая область знаний, я как в том анекдоте: «А, так вот ты какой, северный олень!». Как тот чукча. Вот я узнал, что, оказывается, это всё можно объединить в некую область, которая называется когнитивной наукой. А в digital-сфере... Ведь это же всё...

 

– Но это непосредственно связано с когнитивными способностями как минимум.

Да, конечно. То, как человек мыслит, то, как он принимает решения. Рациональные, нерациональные... Как он транслирует свои эмоции, как он их переживает, как он после этого элементарно пишет отзыв на сайте, на Флампе или ещё где-то. Это всё неразрывно связано, просто в нашей стране или в нашем городе, как говорится, наукой сыт не будешь. Или я просто не научился это использовать пока ещё.

Есть понятный материальный мир, в котором есть понятные услуги, которые необходимо произвести, у которых есть стоимость, у которых есть цена и у которых есть ценность. И эта разница между стоимостью, ценностью и ценой – она как раз таки и скрыта вот в этом богатом внутреннем мире человека. Умение управлять этими штуками позволяет быть успешным в бизнесе. И digital – современная digital-сфера – это такое обрамление цифровое. Так как всё, что мы сейчас видим, так или иначе цифровизуется, у нас тренд на цифровизацию, я думаю, что, как говорится, настал мой век.

 

– Сейчас мы так плавно подошли собственно к теме нашего разговора. Тут вы говорили о ценности, о цене – то есть, мы говорим уже о продукте?

Да. Потому что всё, что нас окружает, весь наш мир, всё, на что мы смотрим, – это продукт.

 

– Я человек не очень глубоко в теме, поэтому буду задавать вам вопросы, которые, может быть, возникли бы у наших слушателей. Вопрос первый. Чем отличается продукт от товара?

Названием всё-таки. Лингвистически.

 

– То есть, по сути дела, мы говорим о товаре? Когда говорим «продукт» – мы имеем в виду «товар».

Да.

 

– Хорошо. Я знаю, что у вас есть задача создать в Омске среди своих, скажем так, коллег по...

По цеху.

 

– Да, по цеху... Создать product-сообщество.

Знаете, я столкнулся с такой тематикой. Вообще как это всё произошло? У меня был выбор, куда расти в профессиональной сфере: каждые пять лет я пересматриваю свою внутреннюю профессиональную стратегию.
 

– Аудит проводите.

Аудит, да. Раньше я разделял это на циклы по два года, теперь у меня циклы годичные, потому что мир стал быстрее. В начале 2020 года перед самой пандемией я думал – чем же мне заниматься? Был выбор между data science, это наука о данных, аналитика данных; системным анализом – это бизнес-процессы, взаимосвязь бизнеса с реальным миром... и product'ами. И я выбрал «продукты», потому что это профессия, в которой максимальное количество неопределённостей.
 

 

– Вас влечёт неопределённость?

Когда всё хорошо, прямо, понятно и размеренно, – не могу, мне становится душно, мне становится плохо физически, мне нужно решать нестандартные интересные задачи.

 

– Сейчас люди страдают оттого, что они живут во время неопределённости, а вам прямо в самый раз?

А мне прямо хорошо. Это время возможностей. Я не знаю, как так сложилось в жизни, но мне нужны сложные задачи, которые подчас мало кто вообще захочет решать. Решая сложные задачи, я получаю удовольствие.

 

– Это мне понятно.

Вот, а продукты – или product-менеджмент – это как раз решение задач в условиях ограниченности ресурсов и при этом с максимальной неопределённостью. То есть нужно сделать такой шаг, который тебе позволит сделать следующий, а не убьёт твой бизнес. Это огромная ответственность, и потому в этой области знания – не просто навыки, а именно знания, почему так, – являются определяющими. И вот тут как раз когнитивная наука позволяет видеть процессы иначе. Не слепо следовать какой-то методологии, а посмотреть на эту методологию с разных сторон.

 

– Можете привести какой-то конкретный пример? Взять один какой-то товар или услугу и на этом примере объяснить.

У нас есть окружающий мир. Вот здесь стоит этот стол. Он обладает какими-то характеристиками.

 

– Он длинный, он серо-коричневый, он на четырёх ножках. Устойчивый.

Да. И он тяжёлый. Вот человек, который его покупал, – он какими характеристиками руководствовался? Как он принимал это решение?

 

– Я буду пытаться отвечать, да? В первую очередь... мне нужен стол не для еды, не для деловых переговоров, но используется в том числе для встреч и общения. Он должен быть длинным, потому что на нём нужно расположить микрофоны, компьютер – скажем, технику, – и при какой-то необходимости за него должны сесть несколько человек. Да?

Да. А теперь вопрос: цветовая гамма играла какую-то роль?

 

– Я думаю, что вот в этом контексте, в котором мы сейчас, наверное, цветовая гамма не особенно играла роль. Хотя... нет! Красным же он не должен быть.

Не знаю, не знаю, может...

 

– Он бы очень отвлекал внимание.

Вы как потребитель имеете контекст, в котором...

 

– Существует мой воображаемый стол.

Да. Который закрывает вашу потребность. А у производителя этого контекста нет. У него есть производственная мощность. Он может вам сделать стол двухметровый, трёхметровый, ещё какой-то. Но он ограничен непосредственно своим оборудованием. Потому что для производства такого стола, допустим, трёх метров, нужно одно оборудование, более дорогостоящее, а двухметровый стол – уже менее дорогостоящее оборудование. Это к примеру, понятное дело, я утрирую.

 

– Всё гипотетически, да.

Он не знает ваших «хотелок», но у него есть производство. Product-менеджмент – это когда производитель начинает пытаться залезть к вам в голову и понять: а в каких же условиях вы купите этот стол?

 

– Именно этот стол!

Да. Именно этот стол. И какими характеристиками он должен обладать. Потому что он может произвести столешницу определённой толщины, у неё может быть определённая фактура. Вот в этой студии стол – он, в общем, такой... дорогой.

 

– Солидный.

Солидный. Как ему донести эти потребительские свойства до вас, чтобы вы...

 

– Чтобы мы его узнали. Что это он!

Каким образом представить фотографии, каким образом описать характеристики, как правильно подобрать цену, чтобы попасть в ценовой диапазон бюджета, которым вы располагаете. И при этом не продешевить, а сделать цену максимально близкой к вашим возможностям. Максимально дорого продать.

Где этот баланс? Следующий момент – момент сбыта. Когда вы ищите этот стол, вы же не знаете, как он называется, что именно этот производитель именно этой марки делает именно эти столы. Вы как-то вбиваете в Google или в Яндекс название «длинный стол». И у вас там сотни наименований. И производителю нужно конкурировать с теми, кто производит эти же самые длинные столы. Но выбор вы сделаете только в пользу одного.

Это те самые условия: ограниченное количество ресурсов – вам нужно стол условно за неделю купить – при этом, если его в городе Омске нет, стол должен быть привезён с какого-то склада, например, из Москвы или из Новосибирска. И так далее, и так далее.
И все эти факторы должны быть учтены именно в продукте, для того, чтобы его стоимость была минимальной, а цена для потребителя была максимальной, и при этом чтобы потребитель с удовольствием отдал деньги, потому что для него этот стол ценен.

Product-менеджмент это синтез логистики, HR, проектирования, инженерных дисциплин, маркетинга, рекламы и так далее. Всё учитывается!

 

– Правильно ли я понимаю – product-менеджер помогает найти путь от товара или продукта до потребителя? Или это не совсем так?

Это не совсем так. Не только путь.

 

– Я не логистику имею в виду. В более широком смысле.

Да-да. Product-менеджер это человек, который формирует даже не путь, а, я бы сказал, путешествие! Путешествие из головы потребителя до того момента, как этот товар или продукт окажется у него дома, на работе или в повседневной жизни.

 

– Но это сложная задача.

Это архисложная задача, особенно в условиях современной конкуренции.

 

– Да, я хотела сказать: особенно в высококонкурентной среде. Невероятно сложно. Есть ли у нас в Омске специалисты высокого класса в этой сфере?

Специалистов в этой сфере у нас достаточно много, но, как и все профессионалы, у которых что-то получается, они не сильно любят об этом рассказывать, они потихонечку...

 

– Секретики?

Они потихонечку делают дело и, как говорят у нас...

 

– Не до того?

Не до того, они не отсвечивают. У них всё хорошо.

 

– Хорошо, тогда вопрос такой. Если им хорошо и они уютно себя чувствуют, то почему вы хотите их объединить? Ведь вы должны их для этого вытащить из своей раковины.

Я люблю притчу, конец которой звучит: «Так будет не всегда».

 

– Не всегда им будет уютно в одиночестве?

В современном мире, особенно в конкурентном, мир стал глобальным и ни одному эксперту не хватит экспертизы в какой-то момент. Ему нужны соратники, помощники, единомышленники. Ни один человек не может сейчас самостоятельно решать большие задачи.

 

– Вопрос первый. Почему вам это нужно – взяться за объединение. Потому что вы любите сложные задачи? Или есть ещё какая-то сверхзадача?

Я люблю сложные задачи. И сверхзадача тоже есть.

 

– Я догадываюсь. Какая?

Мне скучно, когда я достигаю каких-то линейных, понятных вещей, мне нужна следующая задача. Какая? Я бы хотел, чтобы в Омске было... знаете, такое подобие Кремниевой долины. Подобие – не совсем правильная трактовка. Не копия! А такая, своя...

 

– Копия вряд ли возможна, прямо скажем.

Я привожу этот пример, потому что он понятный. Какая-то своя инновационная площадка, здание, корпус, кампус. Может быть, даже город по типу Сколково или Иннополиса.

 

– Иннополис казанский, да.

Но всё это своё, омское, где люди, которые занимаются инновациями и какими-то продуктами, которые они продают на международный рынок, – чтобы они могли быть сосредоточены, чтобы концентрация этого интеллекта была в одном месте. Это позволяет решать колоссальное количество задач очень быстро. Такая у меня сверхцель.

 

– Так, смотрите. Может ли быть это сообщество продуктом? В широком смысле, о чём мы говорили.

Конечно.

 

– И ваша задача сейчас – найти вот эту возможность залезть в голову product-менеджерам, чтобы они могли прийти и объединиться?

Да. Потому что раз всё, что нас окружает, это продукты, и не секрет, что в Омске ограниченное количество экономических ресурсов, и не секрет, что в Омске огромное количество гениальных высокоинтеллектуальных людей.

 

– Знаете, для кого-то это будет новостью.

Да?

 

– Люди же привыкли думать: что за депрессивный город, что никого и ничего, что ничего не растёт.

Нет, у нас потрясающий город, интересный. Нужно просто стараться смотреть шире. Я знаю огромное количество людей, которые делают уникальные вещи...

 

– Одна из наших задач – это рассказывать о таких людях, давать им слово, чтобы люди знали: есть у нас такие люди.

Да. Вот представьте: если у нас ограниченное количество ресурсов и мы живём в условиях неопределённости, но всё, что нас окружает, это продукты, то это продуктовая задача, значит.

 

– Ну да.

А кто, как не product-менеджеры, могут решить продуктовую задачу? Соответственно, для того, чтобы эту задачу качественно решить, чтобы создать сообщество как продукт, нужно собрать этих product-менеджеров вместе и поставить им такую задачу.

 

– Вы имеете в виду физическую встречу сейчас?

Конечно. Моей целью было создание методологии, в которой бы люди максимально быстро и эффективно могли объединяться и решать задачи друг друга, помогать. Один помогает второму или десять человек помогают одному. Для чего? Для того, чтобы усилить его конкурентные преимущества на рынке. Представляете, вы что-то делаете, а у вас ещё десять профессионалов на помощь всегда есть в тусовке.

 

– Ну, это такая корпоративная помощь? Это будет, скажем так, волонтёрская помощь? В смысле, люди за это не будут получать деньги? Экспертное сообщество, да?

Да, это экспертное сообщество – междисциплинарное, межотраслевое, которое позволяет людям друг другу помогать. Они не конкуренты, потому что у всех разные задачи. Мы конкурируем таким образом с внешним миром.

 

– Не между собой? А почему не между собой? По большому счёту я просто знаю – люди, когда в какой-то профессии, в своём направлении достигают определённых высот, в какой-то момент думают: «Я классный и не буду ни с кем делиться».

Это консервация, на мой взгляд. Я считаю, что время конкуренции друг с другом прошло. По крайней мере, у нас. Почему? Потому что пока мы здесь друг с другом конкурируем, мы тратим впустую время, силы, энергию, вместо того, чтобы объединиться, подумать и сделать что-то общее. Это в каком-то смысле слова мышление.

 

– Да. Причём именно наше мышление, у россиян часто такое, я знаю.

Это сообщество, которое я пытаюсь создать, но не только я один, там огромная группа людей, есть оргструктура, оргядро – оно претерпевает огромное количество разных турбулентных состояний, я бы так сказал, как везде, потому что люди все внутренне сильные, умные, у них на всё есть свой взгляд, не какой-то там из книжек вычитанный, а это именно практика. И когда сталкиваются два практика, у которых два полярных мнения, это, конечно, что-то с чем-то. История о том, что один держит слона за хвост, а другой за хобот – она не работает, потому что тяжело же выйти за границы себя.

 

– Конечно.

Самое интересное возникает, когда эти два человека начинают благодаря друг другу видеть мир глазами другого человека, и у них возникает «состояние эврики»: «Так вон оно что, оказывается!». Обогащение друг друга, осознания, инсайты – наверное, и есть продукт нашего сообщества. Да, его нельзя измерить. Как измерить понимание? Никак. Человек только может сказать: да, мне помогло – или не помогло. Но свойство нашего мозга такое, что понимание тяжело зафиксировать, и потом в рутине, в операционке мы забываем о том, что это произошло там благодаря этим людям. Есть такая проблематика. 

Но, опять же, возвращаясь к когнитивной науке, которая мне очень сильно помогает, мы можем попытаться создать вот эту действительно новую методику и среду, в которой люди будут действительно друг другу помогать осознавать, и эти осознания переносить в мир материальный.
Я осознал! То есть сегодня я понял, завтра я сделал, послезавтра получил результат.
Таким образом я бы хотел, чтобы профессионалы, приходящие в сообщество, и непрофессионалы, которые только хотят ими стать, чтобы они обменивались опытом друг с другом, потому что человек с незашоренным взглядом порой даёт такие рекомендации, на которые профессионал никогда не взглянет. Было множество таких примеров.

И вот эта вот история про то, что там не только новички, не только профессионалы, но и люди из разных, скажем так, областей – учёные есть, преподаватели из вузов, есть предприниматели, есть студенты, есть даже крепкие бизнесмены. Эта разность позволяет смотреть на продукт с тех самых разных сторон, которые иногда даже в голову не придут. Это делает нас сильными.

 

– В какой стадии реализация вашей идеи?

Думаю, если сравнить это с ребёнком, то, наверное, он делает первые шаги.

 

– С чего вы начали? Каким был первый шаг?

Мы провели IT-форум, я был в составе... Вообще мы начали с того, что у нас есть такой формат, «IT-субботники» называется. Их проводит Анна Тарасенко, генеральный директор компании 7bits. Кстати, они уже проходят десять лет, их уже больше ста шестнадцати – или около того – прошло. Раз в месяц они проходят. На них различные IT-сообщества, иногда из других городов приезжают ребята, делают короткие доклады по 20-30 минут – о своём опыте. Это проходит на регулярной основе. Это самая стабильная в Омске, если не единственная вообще стабильная тусовка, которая есть. 10 лет они проводят эти мероприятия.

На одном из «субботников», даже не на одном, а на многих, так или иначе всплывала тема продуктов. И в начале декабря 2021 года мы собрались на одном из таких «субботников» просто поговорить – формат «BarCamp», просто поболтать. И я там озвучивал: «Я хочу заниматься продуктами!». Закрутилось, потом мы поболтали с Анной Тарасенко о том, что нужно делать это вместе. Она предложила это сделать в рамках IT-форума. Алексей Коровянский, компания «Эффектив», был одним из главных организаторов омского IT-форума, он предложил Анне сделать отдельный трек по продуктам. Он сам делал трек по технологическому предпринимательству – и параллельно предложил Анне сделать трек по продуктам. Анна, помня о том, что я предлагал сделать сообщество по продуктам, говорит: «Давай мы стартанём с IT-форума и потом продолжим». Так эта вся история закрутилась, закрутилась, и вот она уже живёт 9 месяцев.

 

– Вы сразу получили отклик? Люди поняли, о чём вы говорите и чего хотите?

Айтишники – да, они сразу понимают.

 

– Но мы же говорим о том, что это касается всех, это за пределы IT выходит же?

Конечно выходит. Дело в том, что продукты – это часто предпринимательская история. Даже не то что бы часто...

 

– Всегда?

Всегда.

 

– Вот, кстати, да. Про «всегда». До того, как начали запись, вы рассказывали историю о том, как у вас был короткий период предпринимательской деятельности, когда вы зарабатывали на записях «Мумий Тролля».

Да. В школе был у меня друг, Дмитрий Волосенко его звали... и зовут. Давно, правда, мы с ним не общались. Он был фанатом «Мумий Тролля». Он где-то достал раритетные записи на кассетах – неизданные концерты «Мумий Тролля».

 

– Это были 90-е годы, да?

Это был 2001 год. Он притащил старый катушечный магнитофон («Маяк» какой-то там), эти записи, мы подключили это к компьютеру, записали, оцифровали записи, я удалил шумы, выровнял музыку. И затем – у меня был пишущий CD-ROM, на тот момент очень дорогая вещь – мы записывали компакт-диски этих записей «Мумий Тролля» и продавали фанатам по всему городу. Потом у меня появился струйный принтер...

 

– То есть денег заработали?

Да, заработал. Появился струйный принтер, и мы распечатывали фотографии с концертов «Мумий Тролля» и тоже продавали фанатам в виде постеров, потому что тогда это была прямо редкость. Зарабатывали вот так в школе.

 

– По большому счёту, это был такой прото-product-менеджмент? Вы же как-то думали, кому нужно это, потому что «Мумий Тролль» – это не «Ласковый май», да?

Знаете, Дима, мой друг, был фанатом и говорил: «Ты что, это всем надо!».

 

– Он был верен!

Я говорю: «Мумий Тролль» – да кто же его слушает, прости господи! Давай «Scorpions»!

 

– Ты да я.

Он такой: да кому нужен твой «Scorpions»!

 

– Вот «Золотое кольцо», нам тут рассказывали альтернативную историю, как человек буквально квартиру себе купил, копируя и размножая записи «Золотого кольца».

Это потрясающая история – с «Золотым кольцом». Это к вопросу про продукт. Масс-маркет это или эксклюзив?

 

– Или прет-а-порте.
 

Мы были дико горды тем, что оцифровали записи «Мумий Тролля» и продавали их фанатам, не имея тогда ни интернета, ни Авито, ничего такого. Но человек, который купил квартиру на продаже кассет «Золотого кольца» – это, конечно, гений. Гений продуктового маркетинга, продуктового менеджмента, потому что он точно знал, что нужно рынку. А мы такие все важные, в 2001 году оцифровали...
 

– Вы шли от собственных потребностей, да?

Да.

 

– А они шли от потребностей из клиентского мира. Понимая его. Маркетинг у них был лучше, чем у вас?

У них был даже не маркетинг, скорее всего, они...

 

– Чуйка?

Чуйка. Они знали, что нужно. А в product-менеджменте важно не придумывать отсебятину, там очень важно понять потребителя – что ему нужно, – и дать ему это. Генерирование гипотез, их тестирование – это отдельная наука.

 

– Но это ведь всё же маркетинг?

Я не знаю. Это бесконечная борьба с терминами, я думаю, что это пустая затея в какой-то степени. Важно дело делать. Ты умеешь это делать? Иди делай, зарабатывай деньги, помогай людям, давай им то, что для них ценно. Не умеешь – можешь спорить о терминах.

 

– Вам шашечки или ехать?

Шашечки или ехать, да.

 

– Смотрите, то, о чём вы сейчас рассказывали. Я понимаю, что вам проще подтянуть людей из сферы IT. А как взять тех, например, которые, условно говоря, делают столы в Омске? Есть у вас такие?

Конечно есть! У нас один из самых главных участников – Семён его зовут – они производят loft-мебель. Говорят – «У нас есть производство, сварка, деревообработка, а куда продать, мы не знаем. А как, а где? Смотрите, какая маржинальность, классно! А где потребители? На Ozon, Wildberries? Что делать?». Он не знает. И он приходит, учится и мы ему подсказываем. Он жаждет каждой встречи, потому что он умеет работать.

 

– Делать дело. Создавать физический продукт.

Он умеет, да. А дальше – сбыт. Какой стол или тумбочка? А что людям надо? Он приходит и учится.

 

– То есть запрос есть. Нет такой ситуации, что ваша идея создания product-сообщества опережает время?

Конечно, нет. Мы вообще в городе Омске сильно отстаём в этом смысле.

 

– Я город, собственно, и имею в виду, я не имею в виду мир.

Большинство людей, которые, как сейчас говорят «в это умели» (или умеют), – они уехали. Или работают на большие компании и прекрасно себя чувствуют.

 

– Тогда люди, с которыми вам придётся работать, это, скажем так, какая-то консервативная часть? Те, которые не уехали. Или у них квалификация ниже? Есть такая проблема?

Я столкнулся с такой проблемой, что product'ы, которые себя ассоциировали как product'ы, которые понимали, что это, они понимали, что для них в Омске работы нет.

 

– Да, я тоже об этом подумала.

– Когда в 2017 году мне знакомый человек говорил, что он хочет быть product'ом, я говорил – «А что это вообще такое?». Пять лет прошло.

 

Пять лет назад я видела эту специальность, когда пошла учиться в интернет-маркетинг, я видела – product-менеджмент. Интересно!

Я говорю: «Так это же стандартный диджитал», а он – «Нет-нет-нет! Это не то, ты не путай!». Любой предприниматель, который создаёт успешный продукт, который продаётся на западном рынке или в СНГ, но за пределами хотя бы региона – такой успешный предприниматель... Он себя как product не осознаёт, хотя вся функция им выполняется. Просто эта методология пришла к нам с Запада, они её «создали» как раз для того, чтобы быстро тестировать – не придумывать из головы, а тестировать на потребителе.
Условно – они бы произвели 200 кассет, пусть будет «Мумий Тролль», «Золотое кольцо», «Scorpions» и так далее...

 

– И проверили...
 

И проверили, что продаётся. И то, что продавалось, они бы начали усиливать, сделали бы несколько точек и пошли бы по другим городам. Это работает так. Вот если бы человек, который заработал на квартиру на «Золотом кольце», обладал продуктовым менеджментом, он бы себе построил заводик по производству кассет «Золотого кольца» и купил бы виллу где-нибудь на Бали. Я к тому, что человек, однажды попавший в рынок, в потребность, если себя усилит вот этими знаниями...

 

– Но, возвращаясь к производителю лофтовой мебели, получается, что они просто хотели это делать и они стали это делать. Они не тестировали, не проверяли, не исследовали рынок.

Да, они пошли стандартным предпринимательским путём.

 

– Набить шишек. Вполне может оказаться так, что никому это не нужно.

Да. Вполне. Можно тестировать, до того, как вы начнёте заниматься производством. Что мы им и посоветовали сделать – сделать фейковые объявления.

 

– Ух ты. Что такое «фейковые объявления»? Откликнется ли кто-то или нет?

Конечно, они нашли огромное количество того, что они физически могут произвести в других регионах – фотографии. И как это сейчас советуют, разместили объявление, как будто бы это есть. И получают звонки, что интересно. Таким образом они определили, что нужен какой-то определённый столик – люди реагируют на определённого вида столик, о котором они думали: «Господи, кому это надо, ужас какой-то!». А людям нравится!

 

– «Золотое кольцо». «Золотое кольцо», а не «Мумий Тролль» и не «Scorpions».

Да. Потом увеличили цену в два раза – я не помню подробностей – и тоже продаётся. Вот так это работает, если очень упрощённо, примитивно.

 

– Это мы говорили о пользе для бизнеса. А для потребителя?

Польза для потребителя, скорее, в том, что мир становится многообразнее. Он становится более «кастомный».

 

– «Кастомный». Красиво!

Таким образом вы можете, когда у нас есть разнообразие различных вещей и продуктов...

 

– Хотя, знаете, когда я сейчас прихожу в «Мегу», например, там ничего нет! Там половина площадок закрыта.

Ничего нельзя найти.

 

– Я вот к чему: скукоживается пространство.

Это другие процессы. Они будут в любом случае замещены. Многообразие мира позволяет, скажем так, более тонко себя чувствовать.

 

– Это такой новый уровень?

Да. Это такая эстетика определённая. Я сейчас смотрю на ваш ноутбук, у него, видите, какая кромка красивая? Я бы его купил только из-за этой кромки. Он очень стильный. Не было бы кромки – я бы не купил. Глупость же, правда?

 

– Да, по большому счёту. Какая разница – работает же, кнопки нажимаются, буквы печатаются.

Но кто-то же придумал эту кромку сделать. Это же явно не связано с обработкой металла. Это же дополнительные техпроцессы.

 

– А вот здесь, смотрите, здесь ещё есть кнопочка жёлтенькая, фишечка.

Вот эти вот «фишечки» («Это не баг, это фича», «Это не ошибка, это особенность») – это вещи, на которые потребитель обращает внимание. Мы в целом избалованы потреблением – и как общество, и как люди.

 

– Возвращаясь к кнопочке, это же кнопочка ENTER, то есть это – чтобы её быстро можно было найти. Люди подумали – те, кто занимался product'ом.

Возможно, они делали какое-то тестирование о том, что люди часто промахиваются мимо кнопки ENTER, и решили её подсветить.

 

– Надо помочь её находить даже боковым зрением.

А может, это просто как раз для акцентирования внимания, не более. Какую задачу решали ребята – непонятно.

 

– Сколько времени вы отводите на решение своей задачи? Сколько, кстати, там должно быть человек? Помните, как был мультик: «А два – это куча? А пять – это куча?». Сколько должно быть членов сообщества, чтобы оно было сообществом?

Вообще изначально в целях было создание социопрограммного комплекса

 

– Звучит серьёзно.

Да. «Социо-» – это набор определённых форматов, не всем людям подходят определённые форматы. Когда людей станет много, нужно, чтобы одни ходили на одни форматы, другие ходили на другие форматы. Потому что у нас есть гендерные и социальные особенности – кому-то важно поговорить, кому-то важно поделать, кто-то больше в философию, кто-то больше в практику. Соответственно, что одним хорошо... как «что русскому хорошо – немцу смерть». Работа над форматами ведётся довольно серьёзная.
А «-программный» – это потому что люди в офлайн собрались, решили. Необходимо, чтобы у них было какое-то программное обеспечение, чтобы продолжить эту работу после.

 

– На удалёнке.

Подходящих платформ нет, поэтому мы решили её спроектировать – с тестированием гипотез, со всеми вытекающими. Потому что Telegram-чат не даёт необходимой функциональности. И соединение определённого формата с определённой программной платформой называется «социопрограммный комплекс», который позволяет решать вот эти задачи практически в ежедневном формате. По замыслу там должна быть тысяча человек.

 

– Тысяча человек?

Тысяча человек активных, которые ежедневно с помощью социопрограммного комплекса помогают себе, друг другу быть конкурентными. Постоянно, как сейчас говорят, «прокачиваться».

 

– Я думаю, сейчас мы могли бы сделать такую вещь в завершение: если кто-то, кто слушал нас, заинтересовался этой темой, но пока не попадал в поле вашего зрения – или вы не попадали в поле его зрения – что нужно сделать, чтобы попасть?

Есть у нас такое прекрасное место в городе, где всё это происходит, это городская Точка Кипения, ул. Жукова, 21. Каждый четверг в 18:00 проходят основные встречи по решению кейсов и задач, встречи – с 18:00 до 20:00, два часа. Приходите все, будем рады. И после того, как вы посетите хотя бы одну встречу, мы добавим вас в чат, после которого всё станет намного понятнее.

 

– Спасибо, Руслан. Я думаю, что мы будем продолжать эту серию наших подкастов, встреч на эту тему. Спасибо тем, кто был с нами.

Спасибо, что пригласили. Было здорово!

 

Беседовала Елена Мельниченко

Поделиться: