Искусственный интеллект в образовании – это путь в никуда или новые возможности? Омские педагоги о проблемах преподавания русского языка

Дата публикации: 17.01.2023

 

В 2023 году в России стартует пилотный проект по использованию искусственного интеллекта при проверке сочинений учеников. К чему это приведёт – к разгрузке учителя или его постепенному вытеснению из культуры преподавания? Об этом, а также о ЕГЭ, сочинении как экзамене и современных школьниках мы поговорили с омскими педагогами из разных ступеней образования и школ. Мы соблюли условия анонимности, поэтому имена и фамилии учителей изменены.

 

Русский язык в беде?

Русский язык сейчас переживает не лучшие времена – повлияло и засилье англицизмов, и повальное увлечение «лёгким» контентом (видеоролики, соцсети), которое формирует у детей клиповое мышление, но не развивает умение думать и формировать собственное мнение. Многие педагоги сетуют на снижение грамотности школьников, и главная причина этого – общение в интернете без ограничений и норм, из-за чего ошибки перекочевали из письменной речи в устную. К тому же школьники стали меньше читать: утверждение, что Россия – самая читающая страна, уже не более чем стереотип. Но вину за такую тенденцию возлагать только на школу не стоит – чтение как семейную традицию закладывают только в семье.

 

 

 

Как считает практикующий учитель русского языка и литературы из средней образовательной школы Омска Александра Ветрова,

«чтение современным детям заменили гаджеты, когда можно не утруждать себя заботой о том, что и как написали. В лучшем случае программа Т-9 исправит ошибки, а нет – так и не надо. В телефоне есть готовые фразы, их только вставить, и даже писать не надо. Речь можно заменить смайликами. Для общения этого очень часто оказывается вполне достаточно. Отсутствие языковой практики, знакомства с образцами речи, представленной в классической литературе, приводит к тому, что беднеет лексикон, естественно, снижается уровень грамотности».

 

 

А что сейчас с русским языком в школах?

Здесь тоже не всё в порядке. С одной стороны, специалисты подмечают, что за последние 15-20 лет количество часов преподавания русского языка и литературы в школах не изменилось. Правда, есть и обратная сторона медали – всё зависит от конкретной школы, например, кое-где в старших классах русский язык это факультативное занятие. А с другой стороны, учитель слишком задавлен бумажной работой и непосильной нагрузкой, чтобы проявлять творчество на уроках, «гореть» своим предметом и разжигать этот огонь в детях.

 

 

«Профессия учителя стала непрестижной. Очень мало молодых педагогов приходит работать в школу. Количество часов у учителя иногда превышает 40 часов в неделю, а многие педагоги ведут по 2-2,5 ставки. Страдает качество», - отмечает Елена Зайцева.

 

Нужно изменить и принцип подготовки учебников и пособий. Об этом говорит Светлана Петровская:

«Мы говорим сегодня о развитии читательской грамотности. Современные учебники мало помогают учителю в этом. Они скучные, часто наукообразные там, где можно без этого обойтись. Мало, а часто и нет вообще, заданий на развитие. А развивать надо не только интеллект, но и душу. К каждому уроку учителю самому это сделать трудно, особенно при современных нагрузках». 

 

 

 

 

ЕГЭ – долой из образования?

Единый стандартизированный экзамен, по единодушному мнению педагогов, на практике не так плох, как его рисуют некоторые эксперты.

Вот мнение педагога Ирины Ивановой:

«ЕГЭ абсолютно ни в чём не виноват. Пожалуй, только обязательный ЕГЭ по русскому языку пока ещё спасает русский язык и хотя бы на финише общего образования создаёт хоть какую-то мотивацию. Задания разнообразны и по большей части измеряют уровень владения языком как универсальным инструментом. Экзамен лишь измеритель, не может же линейка быть виноватой в том, что ею трудно измерить длину окружности».

В то же время процедуре ЕГЭ не помешали бы качественные изменения – как подмечает педагог Екатерина Светлова,

«тесты слишком стандартизированные. Они предполагают натаскивание. Хотелось бы большего разнообразия заданий, меньшей привязанности к демоверсии».

 

 

 

 

А вот по поводу возвращения сочинения как формата выпускного экзамена учителя были единодушны – это не поможет.

«Сочинение возвращено в качестве пусть не экзамена, но обязательного этапа в аттестации уже несколько лет. Ничего не улучшилось, только добавилось работы словесникам (и доходов репетиторам). Читать никто не начал, писать лучше не стали, списывание как вид интеллектуального паразитизма достигло новых вершин» - констатирует Екатерина Белякова.

 

Можно ли пускать ИИ в школы?

Педагоги единодушно поддерживают внедрение искусственного интеллекта в образовании, но только в разумных масштабах. Русский язык – это всегда творчество, и искусственный интеллект призван разгрузить учителя, снять с его плеч бремя проверки тестов и сочинений и в то же время повысить объективность оценки. А вот с очным обучением всё сложнее – здесь машине всё ещё не угнаться за учителем.

«Учитель – это творческая личность, искусственный интеллект – бездушный механизм. На уроках важен метод ”глаза в глаза” – детям, особенно на уроках литературы, нужны эмоции учителя», - говорит Елена Шипицына.

Ещё одна точка зрения – дети пока сами не готовы к внедрению искусственного интеллекта как полноценной альтернативы педагогу.

«Учитель учит. Ученик учится. Если ученик способен учиться у искусственного интеллекта – почему нет? Всё зависит от того, какой результат мы хотим получить. На сегодня подавляющее большинство учеников не готовы к самостоятельному обучению без педагога. И в целом: учить и измерять результат обучения (не контролировать процесс с целью корректировки и помощи, а именно измерять результат) – это разные вещи. Страшно, что довольно скоро мы придём к тому, что некому будет обучить искусственный интеллект, и он тоже начнёт играть в телефоне», - так считает Ольга Кудрявцева.

 

 

Как вернуть детям интерес к русскому языку и литературе?

Большая часть педагогов считает, что учитель – главный фактор, который способствует заинтересованности школьника в учебном предмете. Но и системный подход на уровне общества и государства тоже важен.

«Может быть, пора заканчивать с заинтересовыванием?» — спрашивает Евгения Зорина. — Учение – нелёгкий труд, а не развлечение. Ценность знания, успешность образованных людей в обществе, положение, когда быть безграмотным стыдно, когда читать престижно – это ведь снова про общественное мнение! Кстати, тотальный диктант, например, – отличный вариант мотивации, правда, чаще всё-таки для тех, кто и так мотивирован».

 

ria.ru

 

А вот мнение Арины Косицыной:

«В преподавании русского языка в современной школе та же проблема, что и в преподавании любого другого предмета: низкая мотивация и обесценивание знания как такового в социуме, всем – детям, родителям, органам управления – нужны отметки, а не системные знания, общественное мнение формируется безграмотными блогерами, а не образованными успешными людьми, высокий интеллект, научное мышление, исследовательские навыки сегодня скорее показатель неуспешности в глазах людей».

Популяризация чтения не должна ложиться тяжёлым бременем на уставшего учителя. Наталья Солнцева считает:

«Нужно работать с семьёй ещё на стадии детского сада-начальной школы. Популяризировать чтение с высоких трибун. Как правило, у читающих родителей читающие дети. Школа способна скорректировать это процентов на 10, причём в обе стороны (это по поводу заявлений о том, что в школе отбивают тягу к знаниям и желание читать)».

 

 

Автор: Ирина Баландина

Фото: unsplash.com, ria.ru

Поделиться: