Правда и мифы о походе Бухгольца или рождение Омской крепости

Дата публикации: 26.12.2020

Есть данные, что ещё в 1628 году царь Михаил Фёдорович (первый взошёл на престол из династии Романовых) намеревался построить крепость в месте соединения Оми и Иртыша. Она должна была оборонять завоёванные земли от набегов кочевников. Но ресурсов для воплощения этой задумки долгие годы не находилось, сказывалось пагубное влияние Смутного времени. И Бухгольц - основатель Омска спустя почти век таковым стал в результате неудачного похода.

Дворянин Бухолц, а не немец

В начале XVIII века, который был наполнен событиями под завязку, мы наблюдаем активизацию колонизационных процессов. В 1710-1716 годах в Тобольске формируются отряды, которые направляются к Северному-Ледовитому океану, в Среднюю Азию и на Дальний восток. Якутскому воеводе Траурнихту выдается задание на обследование местных бескрайних просторов. Полковнику Ельчину необходимо организовать большой камчатский наряд для исследования одноименной территории. Подполковнику Ивану Дмитриевичу Бухгольцу была поручена экспедиция в малую Бухарию (Джунгарию).

Здесь следует остановиться на фамилии нашего героя, поскольку в советской историографии мы встречаем другой ее вариант Бухгольц. На сегодняшний день известно, что к немцам Иван Дмитриевич не имел никакого отношения. Документы подтверждают, что он представитель малоизученного дворянского рода Бухолцев. Но фамилия Бухгольц очень прижилась в обществе и изменить общественное мнение на этот счет задача достаточно непростая. И чаще в публикациях встречается именно этот вариант.

Зачем нужны были эти самые исследования? Прежде всего для того, чтобы увеличить благосостояние казны, а это немало важно, ведь в начале XVШ века Россия воевала с Швецией, а это дело недешёвое. Следующей причиной постоянно расширять территорию является традиция, которая зародилась с начала XIV века. Иван, которого в народе величали не иначе как Калита (Кошелек) оставил после себя завещание, которое напоминает оное Чичикову от его отца. Речь в документе шла о том, что нужно копить и преумножать богатство князей московских, всё сберегать и по сундукам расталкивать. Чтобы не потерять линию сходства с «Мертвыми Душами» скажем, что Отец Чичикова завещал тому копить копейку.

Пётр I знал братьев Бухгольцев

Теперь, следует разобраться, кто такой Бухгольц, почему именно он был вызван к Петру Алексеевичу на адмиралтейскую галеру в 1714 году и в сопровождении отряда солдат Преображенского полка отправляется в Москву.

История Бухгольца такова. Иван Дмитриевич родился в 1672 году. В 17 лет в 1689 году поступает на службу в русскую армию. К этому времени все его братья уже находились на военной службе. Бухгольцы одни из первых новобранцев русской регулярной армии, которая начиналась с потешных полков Петра Алексеевича. Он прошел военную школу лейб-гвардии Преображенского полка, участвовал в походах и боях.

Старший брат Бухгольца Абраам Дмитриевич также служил в Преображенском полку, из которого был направлен в чине полковника комендантом Шлиссельбургской крепости.

Пётр Алексеевич знал братьев, это подтверждается тем, что они имели возможность обратиться напрямую в кабинет царя со своими просьбами и вопросами. Таким образом, кандидатура Ивана Дмитриевича была совсем не случайна, по всей видимости он обладал доверием со стороны государя.

Подготовка к походу за яркендским золотом с необстрелянными рекрутами

Пётр Алексеевич интересовался золотыми запасами на юге Сибири. Исходя из этого и было приказано нашему герою собрать отряд, который будет защищать знатоков горного дела. В общем, экспедиция Бухгольца была лично одобрена царём.

Почему именно юг Сибири? Дело в том, что губернатор Сибири, князь Матвей Гагарин неоднократно докладывал Петру о том, что в Яркенде содержится обильное количество песочного золота. В этой связи он предлагал построить ряд крепостей вдоль Иртыша, чтобы успешным образом освоить районы верхнего Прииртышья. Собственно, положившись на опыт Гагарина как замечательного руководителя Пётр направляет экспедицию за золотом.

В июне 1714 года в Москве к отряду Бухгольца присоединяются семь офицеров. Среди них был его помощник - майор И. Л. Вельяминов-Зернов, артиллерийский поручик и будущий комендант Омской крепости Каландер, именно под его руководством строились Ямышевское и Омское оборонительные укрепления. Этой командой, которая насчитывала 20 человек, они движутся в сторону Тобольска с тем, чтобы там собрать боевой отряд. Эта группа составляла основной костяк будущего подразделения.

Так выглядели офицеры во времена Бухгольца

Прибыв в Тобольск 13 ноября, Иван Дмитриевич восемь месяцев проводит в тщетных поисках серьезных военных. В конце концов, он вынужден взять в отряд необстрелянных новичков, которые не знали за какую сторону брать оружие. Так высказался Бухгольц в письме, которое посылает письмо секретарю Петра I - А. В. Макарову.

После этого, семь месяцев он потратил на организацию экспедиции, большая часть времени уходит на обучение рекрутов воинскому искусству, а также формирование и снаряжение полков.

Гагарин издает указ, чтобы в Тобольск были присланы разного рода ремесленники, которые могут поспособствовать скорому устройству боевого отряда. В письма Бухгольц высказывал недовольство работой местной администрации: «Экзерциции они не знают, зимою и весною нынешней принимал и муштровал и всякую аммуницию делал и пушки лили...»

260 дезертиров

К лету 1715 года сформированы 3 полка: Московский, Санкт-петербургский и драгунский. Поход Бухгольца начался  30 июня, когда отряд выдвинулся на 32 дощаниках и 27 больших лодках. В след за ними на подобных кораблях отправился отряд купцов с товаром.

24 июля военные и торговцы прибывают в Тару, где получают пополнение в виде 1500 лошадей для драгунского полка и ничему невыученных рекрутов. В письмах Бухгольц указывает, что в его отряде на момент выхода из Тары, было 2795 человек.

1 октября отряд прибывает на берега Ямышевского озера. 29 октября под командованием Бухгольца там заложили крепость, а 9 ноября она была фактически готова. На территории разместился артиллерийский острог и казармы, вокруг них были поставлены надолбы.

Фортификации Иртышской линии были защитным рубежом против кочевников

29 декабря в письме А.В.Макарову подполковник пишет, что путь в Яркенд закрыт, исходя из того, что войск у джунгара Контайши значительно больше. 2536 человек против 60000 у противника.

Еще в период строительства крепости Бухгольц понимает, что его отряду чужды интересы похода, исходя из этого выполнить поставленную государем задачу представлялось невозможным. Конечно, когда у тебя не обученный отряд, набор которого производился по принципу «Хватай кого придется» об успехе подобных операций говорить не приходится.

Зимовали в Ямышове. В начале 1716 года 260 человек из отряда сбежали (дезертировали). Бухгольц просил подкрепления. Пётр дал на этот счет соответствующие распоряжения, но было поздно.

Как казахи помешали возможному миру с джунгарами

Правитель Джунгарии Цеван-Рабдан выяснил, что построена новая крепость и решил, что это произошло без санкции Русского правительства (так называемая самовольность Гагарина). Он отправляет своих людей в Ямышев для прояснения ситуации.

Иван Дмитриевич отправляет поручика Трубникова с письмом, в котором пишет, что завоевательных целей его экспедиция не имеет. Мол, необходимость разведать ископаемые ресурсы, но по пути поручик и 50 драгун, которые отправились вместе с ним, попадают в плен к казахам, которые враждуют на тот момент с джунгарами. Письмо могло решить дело вполне себе мирно, но увы. Не получив ответа, Цеван-Рабдан разгневался и отправил своего брата Церен-Дондоба в сопровождении 10 тысячной армии наказывать дерзких русских.

В ночь с 8 на 9 февраля 1716 года джунгары оперативно снимают русские караулы, отгоняют лошадей и идут штурмовать крепость. Им удалось захватить часть продовольствия отряда, но крепость Бухгольца так просто не сдавалась (крепкий орешек).

Джунгария в XVIII была очень мощной силой в Сибири

Ощутив, что сдаваться русские не планируют, Церен-Дондоб выдвигает ультиматум защитникам крепости: либо вы сдаетесь, либо мы вас будем убивать, на кусочки пилить и осаду ни в коем разе не снимем. На это смелое заявление пришел дипломатический ответ в духе того, что мы желаем вам мира. А крепости, которые будут построены по Иртышу по указу Государя, а также укрепят дружбу между джунгарским и русским народами.

После такого ответа осада крепости переросла в блокаду. Гонцов, которых отправляли за подкреплением брали в плен, обозы с продовольствием из Томска и Тары грабили. Весной ко всему прочему добавилась эпидемия сибирской язвы, которая уносила по 30 человек в день, а врача и аптеки в крепости не было.

Закладка Омской крепости

В итоге, когда сошел лед с реки, Бухгольц решил оставить крепость, так как помощи ждать было не откуда. В плане поиска золота экспедиция Бухгольца стала неудачной.

28 апреля, оставшиеся 700 человек, отплыли вниз по Иртышу на 16 дощаниках. Примерно 4-5 мая по старому стилю (15-16 по-новому) отряд прибывает к устью Оми, где устраивают военный лагерь. Конечно, Бухгольц знал о намерениях русских людей построить здесь крепость, которая в этом месте могла сослужить хорошую службу в дальнейшем освоении сибирских просторов, а также опорным пунктом против нашествия кочевников. Вместе с подкреплением Бухгольц получает разрешение на закладку крепости и споро берется за дело вместе со своим отрядом. Выше мы говорили о том, что основным руководителем строительства был поручик Каландер.

Первая Омская крепость отряда Бухгольца находилась на территории, где сейчас располагается горсовет и сквер между улицами 10 лет Октября и Лермонтова.

Фрагмет балета "Бухгольц"

Она представляла собой правильный пятиугольник, по углам которого располагались бастионы. Вишенкой на торте оборонительных сооружений был ров, который охватывал внутренние укрепления. Вдоль рва установлены рогатины, призванные помешать неприятелю продвинуться дальше.

К осени, основные работы были завершены и крепости наконец дали имя, исходя из реки, на которой она стояла. А Бухгольц – бесспорный основатель города Омска.

Таким образом, многотрудный поход Ивана Дмитриевича Бухгольца положил начала истории приграничного края. И Омск на долгое врем стал военным городом, призванным не пускать неприятеля вглубь страны, что способствовало освоению бескрайних сибирских просторов.

Казнь губернатора Гагарина

Естественно, что неудачный поход повлек за собой многочисленные разбирательства. Проводилось расследование, в ходе которого было выяснено, что наш омский герой не виновен. Вся тяжесть обвинений легла на первого губернатора Сибири Гагарина. Хотя Матвей Петрович утверждал, что основатель города Омска Иван Бухгольц во время экспедиции усиленно пытался развязать войну с джунгарами и сам к этому не имеет никакого отношения. Следствие посчитало иначе, поскольку очевидцы дали показания против губернатора. Ими говорилось, что он всячески мешал организации похода, с большой неохотой отдавал соответствующие распоряжения и вообще развел бюрократию. Исходя из решения следствия, Гагарин был казнен в 1721 году под окнами Юстиц-коллегии в Санкт-Петербурге.

Сурово обходились в то время с проштрафившимися чиновниками. Следует вспомнить указ Петра, согласно которому чиновник, который украл на стоимость веревки, будет на ней и повешен. Вот такая была борьба с коррупцией. Конечно, этот указ не касался особо приближенных к Петру людей вроде Меньшикова. Но кого из нас, живущих в России, это удивит?

Также читайте наш материал о шаре «Держава», установленном в центре Омска на площади Бухгольца.

Список источников

1. Словцов П. А. Историческое обозрение Сибири, кн. 1. М., 1838, с. 398–410; Словцов И. Я. Историческая хроника Омска. Материалы по истории и статистике г. Омска. – «Труды Акмолинского Статистического комитета». Омск, 1880, ч. 1, с. 41–50; Катанаев Г. Е. Историческая справка о том, как и когда основан Омск. Омск, 1916; Русский биографический словарь. СПб., 1908, с. 564–565; Палашенков А. Ф. Планы Омской крепости. 1722 и 1755 гг. – «Известия Омского отделения Всеросс. геогр. об-ва Союза ССР», 1960, № 3 (10), с. 25–29; Фиалков Д. Н. По следам Ивана Дмитриевича Бухолца. – «Известия Омского отделения Всеросс. геогр. об-ва Союза ССР», 1904, № 6 (13), с. 61–66; Златкин И. Я. История джунгарского ханства. М., 1964. с. 334–346; Княжецкая Е. А. История одной географической ошибки петровского времени. – В кн.: Путешествия и географические открытия в XV–XIX вв. М. – Л., 1965, с. 57–67; Колесников А. Д. Основание Омской крепости и ее роль в заселении Прииртышья. – «Известия Омского отделения Всеросс. геогр. об-ва Союза ССР», 1965, № 7 (14), с. 133–160; Евсеев Е. Н. Исторические предпосылки основания Омской крепости. – В кн.: Материалы научной конференции кафедр общественных наук институтов г. Омска. Омск, 1905, с. 92–97; Он же. Омск в XVIII и первой половине XIX веков. – В кн.: Из истории Омска (1716–1917 гг.). Омск, 1967, с. 9–40.;

2. Миллер Г. Ф. История о песошном золоте в Бухарии и о чиненных для онаго отправлениях и о строении крепостей при реке Иртыше, которым имена: Омская, Железинская, Ямышевская, Семипалатинская и Усть-Каменогорская. «Ежемесячные сочинения и переводы к пользе и увеселению служащие», 1760, январь – февраль.;

3. ПСЗ, т. V, № 2811.;

4. Фиалков Д. Н. Указ. соч., с. 61.;

5. ПСЗ, т. V, № 2811. Указ Петра I от 22 мая 1714 г.;

6. Фиалков Д. Н. Указ. соч., с. 61–66.;

7. ЦГАДА, ф. 248, д. 373, лл. 90-91;

8. ЦГВИА, ф. 2583. Преображенский полк, ед. 1, л. 157.;

9. ЦГАДА, ф. 9, Кабинет Петра I, кн. 23, л. 32.;

10. ГАТОТ, ф. 47. Тюменская воеводская канцелярия, д. 3556, лл. 11–13.;

11. ЦГАДЛ, ф. 9, Кабинет Петра I, кн. 23, л. 32.;

12. ЦГАДЛ, ф. 9, отд. И, кн. 23, л. 32.;

13. Фиалков Д. Н. Указ. соч., с. 61; История Сибири, т.2. Л., 1908. с. 40.;

14. ЦГАДА, ф. 248, Канцелярия Правительствующего Сената, д. 373, л. 198 об.;

15. Там же, ф. 9, отд. II, кн. 23, лл. 38-39об.;

16. ЦГИАЛ, ф. № 1329, оп. 1, д. 8, л. 112.

17. ЦГАДА, ф. 248, д. 373, л. 199 об.;

18. ЦГАДА, ф. 248, д. 373, п. 201.;

19. Евсеев Е. Н. Омск в XVIII и первой половине XIX вв., с. 9; Колесников А. Д. Указ. соч., с. 133-134.;

20. ЦГАДА, ф. 196, оп. 1, д. 1543, л. 170; ЦГВИА, ф. 349, оп. 27, д. 1062.;

21. ЦГАДА, ф. 9, отд. 2, кн. 20, л. 142 об.;

22. Там же, ф. 122. Киргиз-кайсацкие дела, оп. 1, д. 3, лл. 1–2.;

23. Там же, ф. 13. Зюнгарские дела, д. 1, лл. 1–2.;

24. Там же, ф. 248, д. 373, л. 201.;

25. Там же, л. 202.;

26. Там же, ф. 9, д. 47, лл. 31–32 об.;

27. ПСЗ, т. VII, № 4429, л. 208.;

28. Бухольц И. Д. Русский биографический словарь. СПб., 1908 с. 564-565.; ЦГВИА, ф. 490, оп. 1, д. 621, л. 6 об.;

29. ЦГАДА, ф. 286, д. 155, л. 594.;

30. Златкин И. Я. Указ. соч., с. 351.;

31. Там же, с. 349.;

32. ПСЗ, т. VII, № 4749, л. 519.;

33. Архив АН СССР, Ленинградское отделение, ф. 21, оп. 4, д. 14.;

34. ЦГВИА, ф. 349, ВУА, оп. 27, д. 1062, л. 1722.;

35. Архив АН СССР, Ленинградское отделение, ф. 1, оп. 5, д. 7.

Экспедиция И. Д. Бухолца и основание Омской крепости / Евгений Евсеев // Города Сибири : (экономика, управление и культура городов Сибири в досоветский период) : (отдельный оттиск). – Новосибирск, 1974. – С. 47–59.

Поделиться:

Просмотров: 651

Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.