История датчанина, ставшего миллионером в Омске

Дата публикации: 17.02.2021

В конце ноября 1935 года в «подвале» четвёртой страницы лондонского локального издания Hampton Hill Parish Magazine в одну строку появилось сообщение о том, что 12 ноября состоялись похороны Сёрена Рефсгаарда Рандрупа. Так закончилась жизнь одного из богатейших в дореволюционной России предпринимателей Омска.

«Трамплин» продолжает рассказывать про людей, значительно повлиявших на развитие нашего города, в рубрике «История Омска в лицах.

Будущий омский магнат, Сёрен Рефсгаард Рандруп, которого в России будут Сергеем Христиановичем, родился 1 августа 1876 года на ферме Саллинг неподалёку от пролива Лим-фьорд. Его родители – Христиан Рандруп и Хенриетта Николин Йенсен Рефсгаард Небелонг были достаточно обеспеченными и дохода от фермы хватало, чтобы обеспечивать себя и четверых детей (В семье ещё был старший Андерс и две младшие дочери – Хенриет Кристин и Агнес Мария Катрина). Детство его прошло в Центральной Ютландии, сначала – в небольшом городе Рослев. О том, что из себя представлял этот датский городок в то время, можно у знать в четвёртом томе справочника «Королевство Дания», вышедшем в 1901 году: «Рослев – город с церковью, школой, ратушей (построенной в 1900 году), аптекой, резиденцией врача, кооперативным молочным заводом, 2-мя мельницами, гостиницей, железной дорогой, телеграфом и телефоном». Достаточно тихий и типичный уголок Дании с молокозаводом (отметим для себя этот момент, ведь тема молочных продуктов в истории Сёрена Рандрупа будет появляться ещё не один раз).

В переписи 1880 года появляется имя Сёрена Рефсгаарда Рандрупа, 3-х лет, лютеранского вероисповедания

О его детстве известно не так уж и много. Вот, например, в местной газете Skive Folkeblad в сентябре 1892 года упоминалось, что в велогонке Сёрен занял третье место, а его брат – второе.

На фото: Хенриет Кристин, Андерс (сидит в центре) и  Сёрен Рефсгаард

В 1892 году Сёрен заканчивает среднюю школу в Скиве, а чуть позже отучится на молочника на молокозаводе в Джебьерге.

Именно на этом молокозаводе Рандруп осваивал азы профессии

Заметим, что с конца XIX в. сельское хозяйство Дании специализировалось на животноводстве, преимущественно разводились крупный рогатый скот (что обеспечивало крупные поставки молочной продукции на экспорт) и свиньи (что обеспечивало большой экспорт бекона и свинины). Именно в те годы в Дании получили распространение молочные кооперативы (стать его членом мог даже фермер с несколькими коровами) и крупные кооперативные молочные фермы, позволявшие получать товарные объёмы масла и продавать его.

В 1897 году на призывном пункте Сёрена признают негодным к военной службе из-за плоскостопия и варикозного расширения вен.

Сложно сказать, что сподвигло 21-летнего Сёрена Рандрупа отправиться в Сибирь. Может быть – объявления в газетах от датских фирм, нанимавших закупщиков сибирских молочных продуктов и гарантировавших хороший доход и перспективы карьерного роста. А, может, рассказы о Сибири, как о «новой Америке», где можно быстро разбогатеть и в которую теперь просто добраться, благодаря железной дороге. Весьма вероятно, что Сёрен читал книгу К. Гаге и Г. Тегнера «Об условиях торгового сношения Европы с Западной Сибирью» в которой описывались перспективы сибирского бизнеса.

В 1897-98 годах Рандруп работает в маслодельне тарского купца Машинского, скупщиком масла в фирме Джона Матиассена в селе Евгащинском Тарского уезда Тобольской губернии.

Сёрен быстро понимает, что может зарабатывать больше, занимаясь комиссионной скупкой масла самостоятельно, и в 1899 году переезжает в Омск (веской причиной служил и льготный налоговый режим, действовавший на территории Степного генерал-губернаторства). Он активно скупает масло в Омске и пригороде (открывает контору и приемный пункт на Бутырской улице, нынешней Герцена), постепенно расширяя охват за счёт ближайших районов Томской и Тобольской губерний. Спустя три года филиалы его фирмы уже работают в Новониколаевске (будущем Новосибирске), Кургане и Барнауле. Как писали в 1932 году во втором томе Сибирской советской энциклопедии «сравнительно крупные операции по экспорту вели датские фирмы – Лунд и Петерсен, Датское Экспортное Товарищество Рандруп, Якобсен и Данцер… Организационные расходы экспортёров были невелики и чистая прибыль к действительно затраченному ими в дело капиталу  значительно превышало 100%».

Следующий шаг, достаточно логичный – можно не только покупать у крестьян масло, но и продавать им сельхозоборудование и инструменты. Компания Рандрупа начинает реализовывать плуги, ремни, сепараторы, молотилки, клёпки, рогожу и различные сельскохозяйственные приспособления. Молодой успешный предприниматель выступает комиссионером по продаже оборудования как российских производителей (АО «Рязанский завод»), так и американских и европейских – Champion, International Harvester, Burmeister & Wain, McCormic, Deering

Импортные плуги, жатки, веялки и сеялки продавались по всей России

В 1903 году «Торговый Дом С.Х. Рандруп и К» открывает собственный завод плугов в Омске (именно из него вырастет «Красный пахарь», ставший впоследствии Агрегатным заводом им. В. В. Куйбышева. Сейчас – АО «Омский агрегатный завод»). На заводе выпускали плуги «Ермак» и «Гном», конные приводы, передачи, соломотрясы, молотилки, разнообразное оборудование для мельниц и маслобоен.

Сёрен Рандруп, 1900-е гг.

Рандруп ведёт бизнес современно, не забывая о том, что «реклама – двигатель торговли». И появляются рекламные статьи в газетах. Такие как эта, в «Степном крае», в ноябре 1903 года:

«Еще раз о новой фабрике в Омске. В одном из № «Степного края» мы уже сообщали об открытии в Омске фабрики для производства земледельческих машин и орудий. Означенная фабрика принадлежит шведскому (на самом деле,  датскому. Это ошибка автора заметка из далёкого 1903 года — прим. «Трамплин») подданному г. Рандруп, торгующему здесь земледельческими орудиями и машинами и скупающему для экспорта сливочное масло.

В данное время фабрика пока вырабатывает веялки и плуги с деревянными гряделем. Причем железные, стальные и чугунные части для плуга заказаны на один из уральских заводов.

С наступлением весны фабрика начинает вырабатывать молотилки. В настоящее время молотилки не вырабатываются, потому что фабрика не имеет необходимых машин. Плугов предположено в первый год выработать 4000 шт., молотилок 500 шт. и веялок - сколько успеют сделать.

Рабочие для фабрики главным образом приглашены из метрополии. Плата рабочим определена задельная.

Лесные материалы г. Рандруп принципиально вырешил приобретать прямо в лесных дачах Туринского или Верхотуринского уезда, причем лес будет доставляться в Омск в распиленном виде, для каковой цели в месте заготовления лесных материалов будет поставлена лесопильная машина.

Все это будет сделано в виду того, чтобы удешевить стоимость выработки земледельческих машин и орудий.

Приветствуя введение в Сибири выработки земледельческих машин и орудий, сердечно пожелаем г. Рандруп полного преуспеяния».

Заказывает он и отличную печатную рекламу.

На самом известном постере фирмы Рандрупа изображены выпускаемые на его заводе фирменные плуги и маслобойка, пользовавшиеся хорошим спросом

Датчанин постоянно расширял ассортимент продукции, а в 1904 году его фирма стала оказывать услуги по ремонту сельскохозяйственных машин. Следующим шагом стал заказ в Германии швейных машин Haid & Neu, производства Nahmaschinen Fabrik Karlsruhe (фабрика швейных машин Карлсруэ) и Singer, собиравшихся на Подольском механическом заводе. Машинки продавались под торговой маркой Рандрупа «Ермак» (в Омске – в фирменном магазине на Любинском проспекте (ул. Ленина, 19 – ювелирный магазин «Березка»).

«Ермаку» (Haid & Neu) уже больше 100 лет, но шить машинка вполне готова

В магазинах Рандрупа в Омске, Новониколаевске, Барнауле и Кургане можно купить не только сельхозинструменты и швейные машинки, но и локомобили, пожарное оборудование московской фирмы «Густав Лист», велосипеды «Дукс», весы, насосы, рессоры, железо (оптом), инструменты, резиновые изделия и новинку того времени – линолеум.

В 1905 году он получает заказ на изготовление металлических кроватей для раненых в русско-японской войне солдат. А уже в 1910-1912 гг. ему уже приходилось оправдываться в связи с обвинениями ревизии сенатора графа Оттона Людвиговича Медема (1847 - 1925), вменявшей датчанину поставку бракованных железных кроватей в армию в годы русско-японской войны. Впрочем, несмотря на то, что комиссия проверяла учреждения Омского военного округа, войскового хозяйственного правления и капиталы Сибирского казачьего войск и выявила много замечаний, дело закончилось… ничем.

ОМСКЪ. Этот ключ выпущен на заводе Радрупа

В 1911 году Рандруп участвует в I Западно-Сибирской международной выставке (членом комитета которой он был) получает за продукцию своего завода бронзовую медаль по отделу молочного хозяйства и большую золотую медаль — по отделу сельскохозяйственных машин и орудий.

Павильон Рандрупа на выставке, 1911 год

В 1910 году Сёрен Рандруп женится на Александре Михайловне Пятковой (1879 –1929) дочери тарского купца первой гильдии М. Ф. Пяткова и внучке золотопромышленника Я. А. Немчинова. К этому времени он вдовец, его первая жена Харриет Фрида Лоранж умерла в 1904 году в возрасте 22 лет от туберкулёза. Новый брак счастлив, у них рождаются трое детей – Елизавета (1911 – 1979), Михаил (1913 – 1984) и Александра (1915 – 2011).

Александра Пяткова в молодости

Вот как Александра Пяткова описывала начало своей семейной жизни: «После славного медового месяца в Вене и через Германию (где папе приходилось ездить по делам), а затем в Лондон и Шотландию (на машине) мы вернулись в Омск, где у папы уже был прекрасный дом, который он отремонтировал и расширил к моему приезду… Это был одноэтажный дом с чудесными большими комнатами и огромными арочными окнами в готическом стиле».

«Лучшие дома в Омске были возведены иностранцами. Самым большим заводом в Омске стал завод плугов датчанина Рандрупа. Этот Рандруп жестоко эксплоатировал (да-да, именно так раньше писалось это слово — прим. «Трамплин»)  рабочих, не раз возникали на заводе забастовки».

«Крепость на Оми» Л. М. Мартынов. Омск, 1940 год.

А. М. Рандруп (Пяткова) у своего дома на Панковской улице, 13

Сёрен Рандруп был противоречивой личностью. Многие помнят его как одного омских благотворителей.  Так, во время Русско-японской войны он помогал семьям рабочих, оставшихся без кормильцев. А в 1912 году в День хлебного колоса он передал организаторам необходимые материалы и пожертвовал деньги в пользу голодающих Акмолинской области. Жена Рандрупа писала: «Перед войной, во время эпидемии тифа я открыла столовую для бедных горожан, потом занялась организацией хорошей частной библиотеки для наших рабочих на фабрике. Затем начала принимать активное участие в организации лиги «Борьбы с туберкулезом» и очень много работала там, собирая средства для Общества. Когда я только начинала, Общество лечило лишь амбулаторных больных и раздавало молоко. Год спустя у нас была летняя колония для больных детей, число которых росло ежегодно, и к концу, перед революцией, мы купили собственный участок земли в 20 милях от города и организовали летний санаторий – первый в своем роде во всей Сибири. Затем мы с г-жой Машинской решили немедленно устроить столовую для возвращающихся солдат на станцию Омск». Естественно, делать это всё в начале XX века без согласия мужа она не могла.

С другой стороны, на его заводе часто случались забастовки. Яркий тому пример, лежащее в омском  архиве донесение Омского жандармского управления о беспорядках происшедших на заводе Рандруп 22 мая 1908 года (кстати, всё в том же 1908 году сгорело первое, ещё деревянное, здание завода).

В годы Первой мировой войны Рандруп получает много военных заказов. В 1915-1916 годах обороты его заводу достигли 2 млн 438 тыс. рублей и это без учёта других видов деятельности. К примеру, хороший конь тогда стоит 150 рублей, автомобиль порядка двух тысяч, высококвалифицированные рабочие в Санкт-Петербурге получали от 75 до 120 рублей в месяц. Но революция поменяла полностью жизнь Рандрупа.

Сёрен Раандруп с детьми – Елизаветой и Михаилом, конец 1910-х гг.

Осенью 1919 года семья Рандруп эвакуировалась во Владивосток, оттуда в Японию. В 1920 году они уже в Шанхае, а Рандруп помогает консульству Дании. В 1921 году семья перебралась в Хэмптон-Хилл, район Большого Лондона. Здесь Сёрен Рандруп начал новое дело с нуля, и уже в следующем году открыл импортно-экспортную контору, которая занималась, в числе прочего, импортом  яиц и масла из Советской России, а также датской и американской сельхозпродукцией, но прежних объёмов и успеха уже не достиг.

 

«Трамплин» выражает благодарность Александру Киселёву и Перу Нильсену, благодаря исследованиям которых омичи смогли подробнее узнать историю датских предпринимателей в Омске.

Поделиться:

Просмотров: 97

Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.