«Любимый тот спектакль, который мы еще не поставили», — Ольга Горобчук о театре танца «нОга»

Дата публикации: 6.01.2022

Омск — город театральный. Но есть театры, которые всегда на слуху, а есть те, о которых знают немногие, такие как театр танца «нОга». А между тем он не раз номинировался на «Золотую маску», а этим даже не все государственные театры похвастать могут. Более 20-ти лет основатель и руководитель театра Ольга Горобчук продвигает в Омске современный танец. Сегодня мы поговорили с Ольгой о том, что такое контемпорари, каковы его отношения со смыслами и чувствами, какие приемы используются в театре, и чем он отличается от танцевальной студии. Побеседовали и о том, почему телевизионные проекты —  это больше шоу чем настоящий современный танец, об омском зрителе и международном фестивале «Точка», который проходит в нашем городе

 

Расскажите о себе

 

— Ольга Горобчук, я являюсь директором Центра современной хореографии, старшим преподавателем кафедры режиссуры и хореографии ОмГУ им. Достоевского, художественным руководителем театра танца «нОга», действующим балетмейстером, педагогом, неоднократный номинант премии «Золотая маска», лауреат премии Евгения Панфилова. 

 

Как появился театр? В 2000-ом году, верно? 

 

— 2000 год можно считать официальной датой, а ещё в 99-ом я начала собирать единомышленников, там были мои однокурсники, друзья, я училась на тот момент еще в университете. У нас была команда, и мы начали заниматься современным танцем, начали формировать труппу. В 2000-ом году мы сделали первую премьеру. 

 

Первый раз мы выступили как театр современного танца. Название «НОГА» к нам пришло в 2002 году. 

В чем отличие просто танцевальной студии от театра танца?

 

— Потому что это структурированный коллектив, где помимо технической базы профессиональных танцовщиков, есть тренинги, постановки, репертуарные вещи, спектакли, выезды, гастроли, участие в фестивалях, конкурсах. Это всегда крупная форма, спектакли. Мы сразу начали работать с крупной формой. Сейчас в репертуаре 8 действующих спектаклей, а вообще за этот год их было 30. 

 

Расскажите о современном танце в целом. Я примерно представляю, что там важно движением передать какую-то мысль, что движение даже структурирует эмоции и чувства человека, что в основе лежит импровизация. Ну, достаточно поверхностные у меня знания.

 

— Я бы не сказала, что у вас поверхностные знания, бывает, что люди знают ещё меньше. Обыватели видят «Танцы на ТНТ» и думают, что это современный танец. А это коммерческий такой контемпорари, это совсем другое.

 

Понятно, что в современном танце телесность стоит во главе угла. Это наше тело, наша анатомия, принципы движений, интеллектуальность танца, которую можно передавать как через телесность, так и через смысл, заложенный в произведении, по которому ставится спектакль, или в произведении, коим является сам спектакль. 

 

В чём особенность истории, рассказанной телом? Трудно передать суть? Как вы рассказываете историю?

 

— Конечно, это наше тело. Но поймите, что современный театр, как и драматический, использует разные ключи и инструменты. В нашем театре мы тоже можем говорить, петь, рисовать, мы можем делать, что угодно. Сейчас стираются границы, например, драматические театры пришли к пластическим приёмам или к физическому театру. Театры современного танца, концептуального танца тоже синтезируют техники актерского мастерства, например, должна быть поставлена актёрская речь, если есть такие задачи перед артистом. Есть спектакли, где говорят, где кричат, где голосом выражают эмоции.

 

Помимо голоса и движений, есть другие приёмы, такие как свет, например?

 

— Да, свет — это наше всё. Это в принципе касается современного театра. Свет стал полноценным действующим лицом в спектаклях. Сейчас невозможно представить большое полотно, большую работу без светового оформления спектакля. 

 

Где вы берете сюжеты для спектакля? 

 

— Всегда по-разному: у нас есть спектакли по классическим произведениям – «Женечка» по «Евгению Онегину» например, спектакль «Рыба» по «Русалочке» Андерсона. А есть другие истории, которые волнуют балетмейстера. А есть телесные спектакли, там зритель наблюдает за красотой тела, тело выносится на поверхность. 

 

Я читала, что у вас танцовщики не участвуют в создании сценария, это делаете полностью вы.

 

— Если ставит танцовщик, то какой из меня балетмейстер. 

 

А когда есть текст, за это тоже отвечаете вы?

 

Да, тогда написано: «Идея, концепция, хореография — Ольга Горобчук». Иногда я занимаюсь оформлением сцены. Я делаю полный продукт. Я не шью костюмы, но я их придумываю. Я человек-визуал, и мне важно, чтобы всё в моей картинке сошлось. 

 

Где вы берете столько вдохновения? 

 

— Это всё, чем я занимаюсь, я живу с этим. Это не так, что я прихожу на работу и делаю свою работу. Это постоянно со мной, присутствует 24/7. Сейчас мы занимаемся постановкой нового спектакля и все мои мысли занимает эта работа. 

 

Трудно ли омский зритель воспринимает современный танец? У вас, конечно, есть свой зритель, это понятно, но приходят ли новые люди? Нужно ли воспитывать зрителя?

 

— Если взять Россию, 30 лет исполнилось российскому современному танцу. Но даже в центральных регионах всё шло туго. Понимаете, дело в том, что у нас есть фольклорная база, наши народные традиции, это мешает, потому что современный танец привнесённый. Но современный российский контемпорари отличается от европейского: благодаря нашим культурным национальным ценностям, мы делаем контемпорари, опираясь на наши истоки. Поэтому и идёт медленно. 

 

Народный танец проще воспринимать, классический танец тоже, а современный танец, а особенно концептуальный, где нужно думать, не для всех. Но зритель воспитывается, кому-то может понравиться, кому-то нет, но и не всем нравится драматический театр. Кому-то нравится цирк, кто-то выберет кино, кто-то пойдет на хор смотреть, кто-то на современный танец. 

 

Я видела, у вас был тандем с Омским симфоническим оркестром.

 

— Два года назад в рамках фестиваля «Белая симфония» мы выступали с Омским симфоническим оркестром под управлением Васильева. Нас когда зовут, мы всегда откликаемся. 

Про премии: вы несколько раз номинировались на «Золотую маску (2016 и 2019 годы). Это что-то дает вам, что-то для вас значит? Какие-то еще премии назовете, которые для вас важны? 

 

Я обладатель именной премии Евгения Панфилова как балетмейстер за спектакль «Огонёк». Номинации на «Золотую маску» получали спектакли FIVE и «Шопен». «Золотая маска» — это статус театра, не многие театры в Омске могут этим похвастаться, даже государственные. А мы частный театр, мы сами танцуем, сами кормим себя. Это статус, признание, нас в Москве знают, и любят, и ждут. А в Омске не так, у нас только свой зритель. 

 

Трудно в наше время частному театру? 

 

— Трудно всегда, у нас нет никакой поддержки. Предложений не было никогда. 

 

У вас есть свой фестиваль «Точка». Расскажите про него.

 

— Да, международный фестиваль современного танца. Он проходит раз в два года. У него тоже нет финансовой поддержки, мы делаем за свой счёт. Мы привозим гостевую программу: это ведущие коллективы современного танца. У нас есть программа мастер-классов, есть конкурсная. Это такой обмен. Сюда съезжается вся Россия, Казахстан, но не Омск. Думаю, у нас такой менталитет в городе, но в танцевальном сообществе в России этот фестиваль имеет очень высокий рейтинг. И люди ждут сейчас 2023 года, апреля, и они заранее начнут забивать места в конкурсном листе ожидания, чтобы попасть на фестиваль. 

 

Расскажите, какие у вас есть проекты кроме «нОги».

 

— У нас есть Центр современной хореографии, ему будет 20 лет в следующем году, есть центры современного танца «Сыр» и «Клюква». Это разные районы, локации. Это всё сделано, чтобы мы растили себе танцовщиков, молодое поколение. Кроме того, театр существует за счет средств, которые мы там можем заработать. Педагогами являются танцовщики нашего театра. 

 

Вы в начале упомянули телевизионные танцевальные конкурсы. Вы считаете, что они могут дискредитировать современный танец? 

 

— Они дискредитируют профессиональные сообщества. Но не все. По телеканалу «Культура» идёт шоу «Большой балет», это профессионально, но это не конкурс, а шоу. Но мы там видим профессиональное жюри, профессиональный танец. 

 

«Танцы на ТНТ» — более шоу. Сам канал более развлекательный. И там техника контемпорари преподносится  для обывателя, чтобы зрителю было проще это воспринимать. Мы это называем коммерческий контемп. Он тоже имеет право на существование, абсолютно. Сколько человек в зале — столько разного им может нравиться. Это всё имеет право на жизнь, так и должно быть.

Играется ли спектакль каждый раз по-новому? 

 

— Каждый спектакль — это своя история, отдельная жизнь. Партитура остается, но каждый раз танцовщики проживают эти моменты по-разному. 

 

Есть любимые спектакли? 

 

Любимый тот спектакль, который мы еще не поставили, не станцевали. Если полюбить себя в этом искусстве, можно просто встать у зеркала и начать заниматься самолюбованием. 

 

22 января будет спектакль Five и «Огонёк» в Доме актёра. Расскажите про них.

 

Про Five: Я даю посыл в зал — пять вещей, которые ты должен знать о мужчинах. Мы думали, что женщины будут воспринимать этот спектакль, а получаем отклик от мужчин. Мужчины начинают задавать себе этот вопрос. Это не феминистический спектакль, я прекрасно отношусь к достойным представителям мужского пола, они тоже могут быть ранимыми, трогательными, но одновременно сильными. В общем нужно просто прийти, посмотреть и каждый найдёт что-то своё.

 

«Огонёк» достаточно тёплый спектакль, о человеческих взаимоотношениях: между друг другом, внутри общества, с самим собой. На тонком-тонком тактильном уровне общения. 

 

Почему спектакли непродолжительные по времени? 

 

— Это только эти спектакли. И сцена Дома актёра не предусматривает нашу большую форму. У нас есть спектакли на час и больше. Здесь танцуют 5 и 7 танцовщиков, а есть спектакли для 15 артистов, но там нужна другая сцена. 

 

Какие у вас творческие планы? Приоткроете завесу тайны?

 

Весной мы планируем премьеры, новые спектакли, но больше я ничего сказать не могу: сделаем, тогда покажем. 

 

Что бы вы хотели пожелать самим себе и зрителю в Новом году? 

 

— Я всем желаю здоровья. Если будет здоровье, будут силы, творчество. А ещё, мне кажется, мы все заслужили подарок от Вселенной за последние два года. И я всем желаю его получить. 

 

Ближайшие спектакли театра танца «нОга» – Five и «Огонёк» – состоятся в Доме актёра 22 января в 17.00. Получить более подробную информацию и купить билет вы можете в группе Дома актёра ВКонтакте.

 

                                                                                                                                             Анна Воробьёва

 

Поделиться:
Поддержи проект

Через интернет

Банковской картой или другими способами онлайн

Через банк

Распечатать квитанцию и оплатить в любом банке

  1. Сумма
  2. Контакты
  3. Оплата
Сумма
Тип пожертвования

Ежемесячное пожертвование списывается с банковской карты.
В любой момент вы можете его отключить в личном кабинете на сайте.

Сумма пожертвования
Способ оплаты

Почему нужно поддерживать «Трамплин»
Все платежи осуществляются через Альфа-банк

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполнте необходимые поля и оплатите ее в любом банке

Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

распечатать квитанцию
Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.