Мой бог сидит на облаке, улыбается, ест зефир, по выходным пьёт с друзьями кофе и ходит в тир. Поэт Венера Ашпакова

Дата публикации: 9.08.2022

Она сидит передо мной, очень красивая и с виду такая хрупкая... И легко рассказывает, как работает на заводе и как покоряла Эльбрус. И я понимаю, что в ней очень много силы. Венера Ашпакова пишет стихи с яркими очень живыми, осязаемыми образами, и читает их глубоким бархатным голосом, словно завораживая. Пожалуй, я нашла ещё одного любимого поэта. Она читает для нас стихотворение, которое написала в 14 лет. Мы говорим обо всём, о её любимом поэте, разных ипостасях её личности, и наборе людей, которые живут в каждом из нас. Вспоминаем чемпионат поэзии им. Маяковского, в котором Венера стала финалисткой, рассуждаем, как лучше выйти из творческого кризиса, и приходим к выводу, что никто никому ничего не должен.  

Начнём с того, что познакомимся с вами не только как с поэтом, но и как с человеком. Вы можете рассказать о себе всё, что хотите.

— Я человек многогранный, увлекающийся, люблю всё новое, живые яркие эмоции. Если рассказывать что то из биографии, то я из Омской области, из села — 17 лет прожила в деревне, потом уехала учиться в Омск. Проучилась 5 лет по технической специальности, хотя в душе я больше гуманитарий и творческий человек. Но несмотря на это, всё таки есть во мне чувство, что всё должно быть по полочкам и  всё должно быть распланировано, поэтому я не настолько ветренный человек,  который потеряет свою голову или с легкостью пойдет на что то рисковое. У меня всё же есть чёткие жизненные ориентиры. Потом закончила я университет, параллельно занималась творчеством,общественной деятельностью в профкоме, сейчас работаю на заводе. Все очень удивляются, когда я начинаю что-то про себя рассказывать: «Как в тебе всё умещается?». Несовместимое абсолютно. Когда я говорю, что работала на стройке, многие не верят. Пару лет назад занялась моделингом. Сейчас я не знаю, чего во мне больше. Меня как-то спрашивали, кто же я  — человек с завода, модель или поэт. Я не могу найти однозначный ответ. Во мне всего понемногу. 

Вы покорили Эльбрус?

— Не совсем так. На самую вершину я не попала, потому что туда уже только с профессиональным снаряжением можно, но на 5000 метров мы поднялись.

Как эмоции?

— Вообще непередаваемые, учитывая, что я была без какой-либо подготовки. Отправилась туда абсолютно спонтанно, потому что хотела поехать в отпуск, у меня какие-то планы были, но не сложились и я понимала, что мне надо что-то придумать. В ленте Инстаграма (принадлежит Meta, признанной экстремистской и запрещённой в России) увидела запись про йога-тур на Эльбрус, а я очень люблю все темы, связанные с духовностью, эзотерикой, йогой, медитациями. И в итоге решилась на это спонтанно, написала организатору, потому что почувствовала, что именно это мне сейчас нужно и что это будет «то самое». И всё сложилось. Люди попались просто замечательные, до сих пор общаемся. Мы работали в команде, всегда друг другу помогали, поддерживали. Но самые яркие эмоции, когда ты стоишь на вершине, и вот ты вроде столько всего боишься в жизни, постоянно какие-то рамки в голове, но ты понимаешь, что если ты поднялся, преодолел такую высоту, не сдался — то всё возможно, главное — просто захотеть.

Помните ли Вы, с чего для вас началась поэзия не как для автора, а как для читателя?

— Не сказать, что я зачитывалась какими-то авторами, как все, наверное — всего понемногу. В школе мне серебряный век нравился, мне кажется, всем это нравится. Гиппиус, Мандельштам, Маяковский. А в более сознательные годы, во времена университета, когда я начала плотно заниматься поэзией, в мою душу ворвался  Виталий Маршак, это современный поэт из Курска, он очень своеобразный, очень специфический, у него многие произведения без каких-либо граней, без цензуры, порой очень грязно, пошло, а порой есть максимально милое и нежное.  Сейчас я его тоже люблю читать, но именно в годы студенчества я начала чаще писать и тогда он мне был максимально близок по духу — было время какой то беззаботности, тусовок, влюбленностей и где-то, может быть, наши произведения перекликаются даже.

Как Вы начали писать, помните?

— Да. Если говорить про первый опыт, то это в детстве, в возрасте 7-8 лет, это какие-то «голодный-холодный», «ушёл-пришёл», такие какие-то стишки были. Потом поздравления с днём рождения, маме на 8 Марта что-то сочиняла. А потом что-то более серьезное, интересное было лет в 14 уже.

Помните это стихотворение?

— Да, помню. Называется оно «Во сне».

В том мире тонны мракобесья, но килограммы доброты 

Те, безусловно, перевесят

 всю силу жуткой темноты.

Одни там сонны, но невзрачны, другие — стонут, но молчат, 

Третьи — те безумны, мрачны, судьбой владеть чужой хотят.

Вот, ангел дня снимает маску, и меркнет идеальный свет,

Заменит чёрта без опаски, и станет богом средь планет.

Забыв тревоги, склоки, ссоры, и все заботы и дела,

Ты погружаешься без споров

в мир сновидений до утра.

Это очень красиво, очень сильно для 14 лет.

— Спасибо.

Я представляю, как это необычно — уже в 14 лет мыслить такими образами. Вы его сейчас читаете?

— Спасибо. Я его прочитала, когда вообще первый раз вышла на сцену со своими стихами, это было, лет 5-6 назад. А второй  раз в жизни я его прочитала уже в этом году, когда меня позвала Лера Васильева на квартирник, который она организовывала уже после чемпионата поэзии им. Маяковского.

Давайте про поэтические вечера и квартирники. Как Вы попали в эту среду? Как изменилось ваше отношение к поэзии собственной и к поэзии в целом, когда вы туда пришли?

— После того стихотворения я особо и не писала, что-то  сочиняла немножко, но, как говорят, писала в стол,  да и не заморачивалась на счёт этого. А потом, курсе на 3-4-м, мне один знакомый написал: «Слушай, а не хочешь сходить на мероприятие, там будет поэтический вечер?», я решила, что почему бы и нет. Это было ещё в детском творческом центре «Гайдар» у «Голубого огонька», там и проходили первые вечера с моим участием.

Это был «Говорит поэт»?

— Да, Омское поэтическое сообщество «Говорит поэт», основное моё творчество всегда было в нём. Я очень хорошо помню ту атмосферу: там было очень уютно, чай, печеньки, всё так лампово, атмосферно, очень по-домашнему. И тот поэтический вечер шёл часа три, но я не помню, как они пролетели, потому что я была в шоке от того, что так много людей в наше время пишут стихи и делают они это очень круто — не так, как многие привыкли. 

Вот, например, некоторые знакомые ребята, кто совсем далёк от творчества, когда я их сейчас зову на подобные вечера, говорят: «Ой, я в такие места не хожу, я вообще в этом не разбираюсь, не мое», они представляют это как-то уныло и официально, когда люди выходят на сцену в пиджаках и бабочках, и с каменным лицом читают стихи. Я, конечно, так не думала, но всё равно удивилась, что настолько это на моей волне, настолько близко, это всё про нас, про меня, и про тебя. Я ушла под впечатлением и сказала, что 100% ещё приду. Во второй раз я пришла тоже сама, по-моему, а потом привела друзей. Ну а потом, спустя время, когда мы снова пришли с другом на вечер — я сама вышла на сцену.

До этого Вы не выходили на сцену?

— Нет, до этого я только слушала. Я даже не писала-то тогда, интересовалась, конечно, поэзией, что-то читала, но не углублялась. Получается, я вдохновилась ещё и творчеством ребят и тем, что творится на сцене, тем, как это преподносится. И мы сидели с друзьями, слушали. Наверное после этого я и сама начала писать. Стала пробовать, мне было интересно, я стала экспериментировать, я скидывала друзьям, советовалась, мне говорили: «Здорово! Круто! Давай, ты тоже попробуешь на поэтическом вечере выступить?» — я говорила, что не смогу.

Это ваш друг говорил?

— Да, он музыкант, он очень хорошо поёт и играет на гитаре, в итоге, кстати, он потом тоже вступил в сообщество. Я ему тогда сказала: «Давай сделаем так, если ты выйдешь с гитарой и будешь петь на сцене, то тогда я тоже выйду читать стихи»; у него были свои песни, но, насколько я помню, он не пел их публично до этого. На этом и порешили, как говорится. И тогда я решилась. Помню, что приняли на ура, столько потом было комментариев, ребята подходили, говорили, что очень здорово читаю, даже больший акцент на подачу был. И потом я постепенно начала больше писать, завела паблик Вконтакте, начала больше интересоваться этим, больше общаться в этой поэтической тусовке. Мы читали в барах в основном. «Говорит поэт» - это андеграунд-тусовка, почему я и говорила, что чемпионат поэзии был для меня таким первым опытом с рамками и правилами. 

Вы сказали, что у Вас был долгий период, когда вы не писали, такой творческий кризис.

— Да, было такое.

Получается, Вы вышли из него, благодаря другим ребятам, вдохновившись их творчеством? Какие Вы могли бы дать советы человеку в творческом кризисе? Как из него выйти?

— Начнём с того, что творческий кризис был совсем не так давно, вышла-то я из него, собственно, даже благодаря чемпионату поэзии им. Маяковского. 

Изначально я вообще не писала, не интересовалась и не пробовала себя в этом — я иногда писала, но слишком серьёзно этим не увлекалась. Вдохновившись ребятами, начав читать больше других поэтов, я уже больше в это влилась, стала писать более осознанно. А вот творческий кризис…

Да, я заметила у Вас в группе стихи 2020-го года, а потом резко, почти без перерыва, чемпионат поэзии, то есть видно было большой пробел.

— Да, я не знаю точно, что повлияло, наверное, там много факторов разных было. Это понятно, что пишешь ты не просто так, ты не можешь писать из-под палки, потому то надо, пишешь ты от вдохновения или от эмоций, то есть либо что-то очень хорошее, когда ты влюбился, когда тебя что-то вдохновляет, либо что-то плохое, когда ты в депрессии. У меня так.

Когда я читала Ваши стихи, я заметила, что у вас часто есть болезненность. Например, в стихотворении про алкоголь есть строчки: «Я вдохну запах выжженных улиц, каждой клеткой почувствовав боль», а в другом есть: «...моё нутро истыкано сплошь иголками». У Вас много образов, передающих практически физическую боль, Вы часто её ощущаете или просто часто пишете в этом состоянии?

— Часто пишу в таком состоянии. Физически у меня нет ничего такого, никаких зависимостей, но именно эмоциональный дисбаланс бывает, когда накрывает выгорание или что-то меня угнетает. Стихи спасают. Когда у тебя в голове столько всего творится, ты начинаешь писать, ты начинаешь думать, ты переключаешься на образы, на что то абстрактное, на метафоры, выливаешь всё это, когда стих сложил — ты уже выплеснул огромную часть всего, что у тебя в голове. И на 80% мне точно всегда легче. Поэтому я всегда говорю, что стихи — это лекарство, они всегда лечат. Наверно, поэтому они настолько где-то чересчур жёсткие, что про «сдираю кожу», где-то иголки, где-то гниющие части, потому что чем детальней я это выплесну, тем легче мне станет.

А в счастливых состояниях, когда у Вас счастливая любовь, всё хорошо, Вы на подъёме, Вы можете писать?

— Да, я пишу очень нежные стихи в таких случаях, я там летаю. И у меня много таких стихотворений, которые написаны в таком состоянии, которые мне самой нравятся.

Что, по Вашему мнению, делает поэзию поэзией? Вы слышите и думаете: «Вот, это стихотворение».

— Тут, наверное, много критериев, потому что для меня важно, чтобы я ещё в голове слышала это как-то. Когда я читаю чужой стих, я представляю, как он читается, и когда он красиво звучит, я чувствую, что вот это оно. Сто процентов на первом месте смысл и текст, но, наверное, это ещё и сама конструкция. Мне нравится, когда поэт продумывает как выстроить стих, а не просто квадратами пишет и всё. Хотя и у меня такие есть. Но всё равно важно вот это ощущение: ты читаешь, и оно звучит как песня. И чем больше интересного, тем мне это больше самой нравится читать. Современные поэты сейчас много экспериментируют, да и если взять того же Маяковского, у которого столько форм разных в стихах. И образы, мне очень нравятся, когда поэт продумывает, а не просто: «Я буду много пить, мне очень плохо, я не хочу любить». Есть такие ребята, которые так пишут и это, в общем-то, тоже неплохо, я вообще всегда за творчество в любом его проявлении. Если человек хочет писать, то пусть пишет и неважно, считает он это поэзией или считают ли другие люди это поэзией — в любом случае, это его творчество. Если ему нравится, пускай пишет. Это круто. Нужно делать то, что нравится, это один из главных моментов.

Насколько важна подача стиха, то, как человек читает или, если это публикуется, нужно сопровождать это какими-то визуальными образами?

— Для меня важно. Я очень люблю театр, стараюсь как можно чаще ходить туда. Мне нравится, когда поэт по большей части артист, когда он выходит на сцену и ты погружаешься в маленький спектакль. Хотя я тоже очень много читала раньше с телефона и с листочков — это в силу боязни и страха забыть текст, но сейчас я всё же стараюсь от этого отходить.

Вы очень красиво читаете, у вас прекрасно получается. Вы не брали уроки? Голос не ставили?

— Спасибо большое. Голос — нет, не ставила, но я ходила на школу радио, там была работа с голосом, и плюс я год назад работала тренером по обучению, проводила тренинги по охране труда, каждый день у меня была очень большая аудитория, много работала с людьми, может быть, отголоски этого тоже есть. Где-то интонации, где-то голос уже немного натренировался. А насчёт подачи, мне важно, чтобы это было как какой-то перформанс, что-то зрелищное. Поэтому я стараюсь прочитать так, чтобы осталось послевкусие. Но даже если это будет, допустим, прочитано с бумажки или с телефона тихо, шёпотом, но искренне и с душой, то это тоже многого стоит.

Искренность вообще дорога. Вы говорите, что Виталий Маршак может писать и что-то грязное, и что-то очень возвышенное. У Вас есть стихотворение, которое мне сразу вспомнилось, Вы перечисляете, кем Вы будете для человека. Помните его? Вначале первым снегом, мерцающей жемчужиной, а потом вдруг Вы приводите другие образы, про пестрящие рекламы на сайте для взрослых, про окурки сигарет в пепельнице. В одном стихотворении у вас и очень красивое, тонкое, лиричное, и тут же такой треш. Часто у вас такое бывает?

— Наверно, потому что я сама такая. Как, например, в стихотворении, на которое мы снимали клип для чемпионата поэзии им. Маяковского.

Это уже другое стихотворение, да? Это «Билли Миллиган», очень сильное.

— Я к тому, что во мне есть такое, что я с виду такая слишком милая и добрая, а есть очень много тёмного, которое моё, которое меня устраивает, которое мне нравится.

Ремарка для тех, кто не знает: Билли Миллиган — это человек с диссоциативным расстройством личности. То есть одновременно в Вас живут разные люди?

— Да. Но я думаю, в каждом из нас это есть. У меня нет никакого расстройства, я к тому, что я могу быть и такой, и такой, и вообще абсолютно разной. Мы все разные, и это нормально. Некоторые люди чересчур начинают загоняться на эту тему. Поэтому если говорить про тот стих, который слишком милый и слишком грязный, то здесь о том, что если человек, мне очень близок и дорог,  то я готова быть и самой нежной, самой доброй, и я готова быть самым грязным, жёстким и тёмным, что можно представить, то есть открыть себя всю.

Раз уж мы начали про чемпионат поэзии и про «Билли Миллигана». Вы уже упомянули, что чемпионат поэзии помог Вам выйти из кризиса, каким образом?

— Несмотря на то, что я говорила, что не могу быть в рамках и правилах, там была поставлена задача, а я люблю, когда у меня есть четкий план, как я уже говорила.

«Рамки не люблю, но когда всё по плану — люблю», да?

—Да, есть такое. Получается, есть задача, мне важно её выполнить, а если мне нужно что-то выполнить, надо сделать это хорошо. Я в этом плане максималист, я буду стараться изо всех сил. Но плюс ко всему у меня настолько отвык мозг работать в творческом направлении, особенно поэтической, потому что тут завод, там ещё что-то, и я от поэзии немножко отдалилась, что мне именно тогда этот конкурс был нужен как никогда. Поэтому на чемпионате мозг начал двигаться, кружиться, и заворачиваться, у меня идеи пошли сразу. Первое — нужен был какой-то номер, я решила, что не буду брать готовое стихотворение, решила написать новое, и у меня сразу пошёл поток мыслей, образов, я начала писать. Там было много этапов, эти задания подстёгивали, был интерес и азарт. Например, я очень давно хотела снять клип и в финале как раз таки было такое задание, тут хочешь-не хочешь, но надо придумать и организовать.

Очень хороший получился клип. Вы там очень профессионально играете, и очень много людей там задействовано, у Вас там четкая сюжетная линия. Это очень большая и сильная работа. С кем Вы работали?

— Это всё мои друзья.

Они из творческой среды?

— Монтажом и съёмкой занимался мой зять — муж моей сестры, он этим занимается, но немного в другой сфере, в сфере рекламы. А тут ему тоже стало интересно, что за творческий проект. Сценарий мой, но мы с ним продумывали по кадрам и локациям и сценам детально, а в кадре мои близкие друзья, они все далеко от творческой среды, но согласились помочь, за что я им безмерно благодарна.

Получилось очень здорово, будете ещё пробовать?

— Обязательно. Мне ещё так повезло с записью студии, мне вообще в принципе с людьми везёт, там тоже человек пошёл навстречу, тут же подобрал мне музыку, тут же свёл всё это дело, вообще оказался максимально открыт к творчеству. Всё настолько органично в итоге сложилось. Как в моей голове это было, так всё и вылилось. Я обязательно буду ещё снимать, у меня мыслей много, просто всё это нужно осуществить, может, это будет что-то масштабное. Думаю, я смогу.

Масштабное — кино?

— Ну, не кино, а какой-то вау-клип, может, с какими-то образами, с гримом, сильным сюжетом. 

Помимо того, что это очень сильно визуально, само стихотворение мне очень понравилось. Я, когда была на чемпионате в жюри, сказала всем, что больше всего мне в душу запал образ бога, который ест зефирки. Как вообще родился этот образ? Это случайность какая-то или ассоциация Ваша?

— Я не знаю. Это абсолютно спонтанно в моей голове возникло, потому что бог для всех — это что-то недосягаемое. Я, конечно, принимаю все религии, но для меня бог — это ещё и то, что в каждом из нас, поэтому бог может быть для каждого свой. У меня в голове вдруг родилась такая картина. Почему он не может быть таким, как мы с вами, сидеть и есть зефирки?

Это очень здорово! И мальчик в клипе его классно сыграл.

— Да, это один мой близкий человек, прообраз бога в том давнем стихе про окурки и жемчужины —  это он.

Получается, он сыграл самого себя?

— Ну можно сказать и так. Причём это спонтанно получилось, потому что эту роль должен был играть мой знакомый из театра, у него постоянно не получалось, были какие-то репетиции, и в последний момент у него появились какие-то дела. Я спонтанно написала человеку, он согласился. 

Он был там на своём месте.

— Я поняла, что надо было ему сразу написать.

Ещё мне очень понравилось стихотворение с котом, 2020 год, осень. «А у меня есть только стопка книг и грустный кот, хотя я вам вру, кота у меня нет», а потом в стихотворении корм в кошачьей миске, и заканчивается всё тоже котом. Это какой-то кот Шрёдингера, то есть он есть и его нет. Это какой-то спонтанный образ или он является олицетворением чего-то?

— Это опять же спонтанный образ, было это, когда я ушла в жёсткую рутину, дом-завод, мне казалось, что время идёт, ничего не происходит, я не хочу так жить. День рождения был близко, видимо, если я писала, что скоро день рождения, я уже даже точно не помню. Он был в каком-то таком состоянии написан, что настолько всё грустно, что даже кота у меня нет, потому что у меня просто времени не будет за ним ухаживать. Состояние безысходности было.

Там в конце, кажется, было что-то про вирус, что люди его не лечат? Это была пандемия?

— Да, было такое.

Как вы считаете, поэт должен откликаться на какие-то изменения, происходящие в обществе?

— Я считаю, что нет такого понятия, как «должен». Если что-то в человеке откликается, и если он не может молчать, он хочет что-то высказать, какие-то образы у него возникают, то почему бы и нет? А что-то говорить, потому что «я поэт, я должен», я думаю, что всё-таки нет. У меня оно, конечно, не было четко про пандемию, но что-то близкое было.

Брала интервью у поэтессы Даши Матысяк, она тоже ответила, что поэт никому ничего не должен.

— Да.

Одно стихотворение у Вас очень мрачно начинается: «Мы, по сути, сейчас духовно гибнем, нет понятий о сути, судьбе и морали». Это в принципе Ваше представление о мире или это была сиюминутная эмоция?

— Не сказать, что я настолько всё в тёмных красках вижу, но я считаю, что такая проблема есть, потому что мы сейчас часто забываем о настоящем, об этой искренности. Мы ушли  в цифровой мир, и в мир поверхностный. Я не говорю что все люди такие, но много есть таких, кто не хочет копать глубже. У нас всё сейчас происходит быстро, любим быстро, расходимся быстро — у нас ритм жизни такой, мы хватаем всё по верхам, не успеваем вникать, все эти массовые инфоцыгане, человек ухватил кусочек, а потом раздувает. Мы ушли в оболочку, а нутро не видим.. Я любила в подростковом возрасте читать про советскую школу, смотреть советские фильмы с теми идеями и идеалами.

«Тимур и его команда»?

— Всё в таком роде, да. Мне очень нравилось это, я до сих пор с удовольствием пересматриваю старые фильмы. Люди были идейными. Не то, что «я за идею какую-то топлю», а в плане того, что моральные принципы были, люди были более легкие и воодушевлённые. Это моё мнение, люди могут поспорить. И не хватает вот этого настоящего. Сейчас всё покрыли лоском, а лоск этот какой-то дешевый и напускной, не знаю, кому и для чего. А там было всё просто и понятно. Да, может быть, было и чересчур жёстко, я бы, наверное, не хотела вернуться в то время, но какие-то моменты… Даже вспоминая фильмы, может, это и слишком наигранно, и наивно смотрится, но по крайней мере выглядит так, что если чувства, то только возвышенные, в нас этого так мало, у нас так много всего опошлено. Очень быстро, очень понятно, очень ясно. Наверное, просто чего-то светлого мне не хватает.

Как думаете, дальше будет лучше?

— Я, к сожалению, не вижу будущее.

Что лично вы делаете для того, чтобы было лучше?

— Я стараюсь видеть во всём хорошее, всё-таки не нагнетать, как многие люди начинают: «У нас всё плохо, в Омске работы нет, Россия катится непонятно куда». В любой плохой ситуации можно найти хорошее. Наверное, поэтому я и не ухожу никогда чересчур глубоко в депрессию, потому что я умею себя вытаскивать. Я всегда понимаю, что я живая, здоровая, молодая, у меня есть возможность заниматься творчеством, ходить на работу, есть возможность жить в нормальных условиях, кушать еду, гулять, видеться с друзьями. Многие люди порой придумывают себе проблемы. Я понимаю, что всё в жизни намного проще. Мы сами себе всё усложняем.

Какими качествами должен обладать творческий человек?

— Он должен быть открыт ко всему новому, к эмоциям, впечатлениям, знакомствам, общению, потому что чем больше ты коммуницируешь, общаешься, обмениваешься с кем-то энергией, какими-то историями, тем больше ты сам наполняешься в этом плане. Человек — существо социальное. Я даже про себя могу сказать, что когда я надолго одна остаюсь, мне сложно, мне надо быть в обществе людей, всегда быть с кем-то рядом.

Какими качествами должен обладать вообще любой человек?

— Опять же, никто никому ничего не должен. Потому что все люди разные, и каждому норма или не норма обладать какими-то качествами. Допустим, я посчитаю, что одному человеку нужно, чтобы он был умным, он умел зарабатывать деньги, обязательно ел только здоровую пищу, а ему это не надо, он это не любит, он хочет каждый день есть жареное мясо, он не хочет читать книжки, хочет мультики смотреть. Это дело каждого, я в чужую душу лезть не буду без спроса.

Что главное в творчестве?

— Наверное, не бояться рисковать, нужно пробовать писать, но при этом не бояться того, что если ты пишешь как-то не так, то ты плохой. Потому что есть часто в голове установки такие, что если ты сделал что-то не так, то это плохо, так нельзя, раз ты поэт, ты должен писать. Нет. Пробуй, не получится — ничего страшного. Не хочется писать – значит не хочется. Писать, но не из-под палки, чтобы это было комфортно по отношению к самому себе.

А что главное в жизни?

— Главное в жизни… Меня спрашивали как-то, что такое счастье, было сложно, что главное в жизни, тоже сложно, это такие вопросы, они вроде масштабные, но с другой стороны, простые. По мне так главное — это прожить эту самую жизнь так, чтобы тебе было круто, кайфово, просто чтобы ты понимал, что занимаешься тем, что тебе нравится. Вот ты ходишь на работу — тебе нравится, идёшь по улице — тебе кайфово, ты приходишь домой — тебе здорово, потому что люди твои близкие рядом, когда ты стареешь со временем — тебе это тоже нравится, потому что ты человек и это нормально. Прожить жизнь с кайфом от всего. Не потерять вкус жизни, потому что нам дана жизнь, а мы её растрачиваем, начинаем в депрессию уходить, начинаем заниматься тем, что в тягость. Вот оно всё у тебя есть под носом, всë, что захочешь. Главное — когда ты понимаешь, как замечательно просто жить. Ты просто пользуешься всеми благами, всеми возможностями, ты понимаешь, что прожил яркую жизнь, прожил не зря. Так я хочу. Честно. Чтобы я потом бабулькой старенькой со своим дедулькой сидела на берегу моря, уже когда и детей и внуков вырастили и дом построили. И сидя на берегу моря, любуясь закатом я бы сказала: «Блин, а все таки жизнь крутая у нас с тобой была!»

 

Автор: Анна Воробьёва

 

Читайте также:

Хорошее стихотворение должно вкладывать новую идею, мысль, образ, восприятие в то, что было написано до него. Поэтесса Дарья Матысяк

Поэт и матрос Ян Озолин: сибирская эмиграция, омские улицы, большие надежды

Бары, стихи, молодость. Путь омской публичной поэзии от начала двухтысячных до наших дней

Семь смертных грехов русской песенной поэзии

Жёсткая критика и творческие импровизации: омские авторы посетили литературную мастерскую в Екатеринбурге

Поделиться:
Поддержи проект

Через интернет

Банковской картой или другими способами онлайн

Через банк

Распечатать квитанцию и оплатить в любом банке

  1. Сумма
  2. Контакты
  3. Оплата
Сумма
Тип пожертвования

Ежемесячное пожертвование списывается с банковской карты.
В любой момент вы можете его отключить в личном кабинете на сайте.

Сумма пожертвования
Способ оплаты

Почему нужно поддерживать «Трамплин»
Все платежи осуществляются через Альфа-банк

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполнте необходимые поля и оплатите ее в любом банке

Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

распечатать квитанцию
Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.