Практически все чёрно-белые фотографии Летова, в том числе за колючей проволокой – это мои работы. Взгляд Андрея Кудрявцева

Дата публикации: 1.08.2022

 В рубрике «Взгляд» мы беседуем с омскими фотографами и видеографами. Наш предыдущий материал был об Энжелине Бебешевой. Там же вы найдёте ссылки на интервью с другими героями. Сегодня мы беседуем с фотографом Андреем Кудрявцевым.

Андрей Кудрявцев без преувеличения уже легенда омской фотографии. Его снимки Омска можно встретить повсюду. Мэтр работает для Академического театра драмы и для различных предприятий, фотографирует одежду для маркетплейсов и индивидуальных заказчиков, модельных агентств и ресторанов, — он может, кажется, всё. У меня есть своя личная история знакомства с Андреем. Когда-то, в далёком 1997-м году, я участвовала в конкурсе красоты, а потом несколько лет работала на нём. Тогда мы и познакомились. В то время, когда фэшн-фотография в Омске практически не существовала, Андрей Кудрявцев снимал моделей. Его никто этому не учил, как принято сейчас, он просто листал журналы, насматривался и по наитию делал. Многие омские красавицы до сих пор любовно хранят снимки Кудрявцева. Мы долго не виделись и сейчас встретились спустя почти 20 лет. И я отметила про себя, что он стал ещё приятнее в общении, чем был раньше. На мой взгляд, у нас получилось очень живое и очень информативное интервью. Меня покорил тот милый факт, что Андрей «тортитизировал» своё творчество в Ленинграде ещё в самом начале своей карьеры. Я впервые узнала, какое огромное число рок-музыкантов снял Андрей: оказывается, он регулярно входит в десятку лучших рок-фотографов мира. Забавно было послушать, как он хитростью приучил к фотографии своего сына Никиту Кудрявцева, моего приятеля и фотографа «Трамплина». И вообще Андрей Кудрявцев очень тёплый, открытый и талантливый человек с хорошим чувством юмора. Думаю, наше видео это передаёт.

Расскажите, как вы начали заниматься фотографией?

— В 1979 году я поступил в Питере в электротехнический институт. Город меня настолько удивил, потряс и порадовал, что захотелось его сфотографировать. С первой стипендии купил фотоаппарат, а уже ко второй стипендии знал, что буду фотографом. Снимки стали получаться очень хорошие, не из-за того, что у меня какой-то талант, а потому что город красивый. И видимо, это и влюбило меня в это дело.

Я закончил технический институт, параллельно, с третьего его курса поступил на журналистику на вечернее фотоотделение. В советское время категорически запрещалось получать параллельно два образования, но меня через райком комсомола устроили, я был такой активный комсомолец. 

К чему изначально тяготели больше всего, что снимали? 

— Город и одногруппников, студенческую тему и сам Питер. Плюс я работал в институтской газете, платили рубль за снимок, но всё равно хорошо.

А как получилось потом это монетизировать? В советское время это была ещё не такая распространенная профессия, как сейчас. Как получилось на ней зарабатывать?

— Когда я учился в институте, я это тортитизировал. Я очень любил тортики, и когда фотографировал, делал фотографии одногруппникам, друзьям из соседних групп, меня все спрашивали, чем отблагодарить, я отвечал: «Тортиком». Как-то моего друга лучшего спросили: «А ты любишь тортики?» Он ответил: «До дружбы с Кудрявцевым я их очень любил, а сейчас я их ненавижу».

А в какой момент вы начали получать деньги за фото?

— Когда закончил технический ВУЗ, я не поехал по распределению и остался в Питере – без жилья, без прописки, без возможности без прописки устроиться на работу. Я тогда жил у приятеля в фотолаборатории, она находилась в женском общежитии, и работал в Институте травматологии и ортопедии. Я туда устроился очень просто. В советских паспортах скрепочки не были проклеены. Я разогнул скрепки, вынул центральные листочки из своего паспорта и вставил вставил листочки с пропиской из паспорта друга, устроился работать и вернул всё на место.

Это была моя первая официальная работа. Я снимал травмы лица до операции, после операции, через год, фас, профиль, нос крупно, глаз крупно. Врачи на этом делают статистику и пишут научные работы.

Параллельно я ещё работал в рок-клубе. Я продавал на концертах фотографии Гребенщикова, Цоя, Кинчева, — тоже хороший заработок. А в конце 1987-го года жену распредели в Омск, и мы сюда приехали. Я устроился работать в «Молодой сибиряк», это была областная комсомольская газета. А с 1989 года и по сей день я фотограф Омского академического театра драмы.

Когда мы познакомились в конце 1990-х годов, вы снимали фэшн-фотографию, в то время это была такая редкость. Где вы учились снимать это? Или снимали по наитию?

— Ну конечно. Тогда же не было фэшн-фотографов, не было такой профессии, поэтому снимали те, у кого что-то получалось. Помню «Русский силуэт» (конкурс молодых дизайнеров одежды — прим. ред.), «Современный образ» (омский конкурс красоты — прим. ред.). 

И модельные съемки делаете до сих пор?

— Да, я работаю с фирмами, которые занимаются продажами, маркетплейсами, Wildberries, например, работаю с магазинами, которые продают одежду. 

А что вы снимаете для души, для себя, когда вам никто не платит?

— Город. Но при этом он хорошо монетизируется. Я это, естественно, выкладываю в соцсети. А осенью многие компании выпускают календари, им нужны фотографии города, кому-то одну-две, кому-то двенадцать. Естественно, всё это продаётся. Плюс из снимков города я делаю фотоальбомы. У меня много альбомов выходило для предприятий, но есть отдельные издания про Омск. Последнюю книгу я выпустил в 2019-м году к Российско-казахстанскому саммиту. Там собраны лучшие фотографии Омска, поделены на блоки по временам года, под каждой стоит дата, когда это было снято, чтобы это могло стать документом эпохи. У меня вышел недавно дополнительный тираж, можно написать мне в соцсетях и заказать книгу. Она стоит 1500 рублей.

Получается, вы занимаетесь фотографией почти 43 года. Никогда не было желания бросить?

— Был период в 1993-1998 годы, когда я чуть-чуть ушёл от фотографии. В 1990-е всё стало сильно меняться, цены на фотоплёнку, материалы. Тогда появилась потребность в рекламной фотографии, фэшн-фотографии, а платить за неё никто не хотел: «Как так рубль за фото?» А у тебя только плёнка стоит десять рублей. Поэтому был такой период, когда я ушёл из фотографии, занялся аудиокассетами, был большой спрос на музыку, а я её очень люблю. У меня с друзьями была сеть магазинчиков, киосков по городу. Потом и лазерные диски стали привозить. И всё это было почти до конца 1990-х, до кризиса. В августе 1998-го я открыл студию и вернулся уже серьёзно в фотографию.

Что вас большего всего держит в фотографии? За что вы её больше всего любите?

— Да за всё. Мы же не можем сказать, за что мы любим женщину: за глаза, за улыбку, – мы же любим её за всё. Я просто жизни не мыслю без фотографии, это мой образ жизни.

Расскажите про выставки и награды.

— Выставок было много, ещё с 1980-х. У меня две медали ВДНХ с тех времён, когда я жил в Питере. Тогда это была высшая гражданская награда, у меня две бронзовых медали «За успехи в развитии народного хозяйства СССР». Я тогда снимал хиппи, панков, такая тема необычная, в советское время этого практически никто не снимал, а в Питере это движение было очень активное, я в этой среде жил.

Почему Омск, почему не уехали, почему живёте здесь?

— Мы приехали по распределению, появилась квартира, родился сын. Город хороший, мне он очень понравился. Мне фантастически нравится климат Омска, длинное лето, короткая осень, короткая весна, конкретная зима. А из Питера я уезжал в декабре 1987-го. Тогда в середине лета 1987-го вышел первый альбом Егора Летова, в рок-клубе мы его услышали и поняли, что это гениальная музыка. И вот когда я уезжал, мне два человека из рок-клуба сказали: «Счастливый. Ты будешь жить в городе, где живёт Егор Летов». И первое время, когда было тяжело, скучалось по Питеру, эта фраза меня очень грела. Естественно, я быстро познакомился с Летовым, сразу же, как приехал, нашёл его. Ну, месяца три потратил на это. Мы подружились с Егором и практически все чёрно-белые фотографии Летова, в том числе за колючей проволокой, – это всё мои работы. Вот сейчас выходят в Москве два календаря летовских по двенадцать фото каждый, это всё мои фотографии. Выходит календарь с Цоем, тоже мои. Сейчас вышла книга к юбилею Виктора, тоже моя обложка.

 

А кого ещё снимали?

— А я всех снимал, кто тогда был в 1980-1990-е. Всё, что в Питере: «Алиса», «Ноль», «Кино». Больше всех любил «Аквариум». Официально в рок-клубе я был фотографом группы «Аукцыон», до сих пор их люблю, это моя музыка, которую я больше всего слушаю, сольный альбом Лёни Фёдорова и «Аукцыон». Люблю Гребенщикова.

У вас сын фотограф. Как случилось, что он пошёл по стопам отца?

— Это было сделано хитростью. Никита категорически не хотел заниматься фотографией, я ему в школе покупал один фотоаппарат, другой — бесполезно. А он увлекался компьютерами, обработкой, но сам снимать не хотел. Помните, я попал в фотографию через Питер. Его научная работа на втором курсе Политехнического университета заняла первое место. И наградой было полтора месяца обучения в Будапеште. И вот он едет, я покупаю ему зеркальный фотоаппарат: «Никита, поснимай в Будапеште, я там ни разу не был». И вот он возвращается из Венгрии, сидит, обрабатывает: «Папа, смотри как красиво!» Заболел фотографией. 

Вы его сами обучали?

— Ну как, что-то он, что-то я. Обучения как такового фотографии не существует, как мне кажется. Есть такая штука, как делиться опытом. У него появлялись вопросы, я ему рассказывал, у меня какие-то вопросы по обработке, он мне показывал. Мы дополняли друг друга. Он сейчас очень хороший фотограф, я горжусь им.

Дайте, пожалуйста совет начинающим фотографам.

— Больше снимать. Постоянно думать о фотографии. Я вот, допустим, еду по улице в автобусе и идут какие-то линии столбов. Они пересекаются с другой линией столбов. Я еду и пальцем в кармане нажимаю в тот момент, когда они пересекаются. В советское время были очень важны фотографии рукопожатия, это было канонические снимки, они обязательно должны были быть в репортаже. Я когда учился журналистике, всё время думал: как это так, какие крутые профи, умудряются снять рукопожатие в нужный момент. А когда стал сам серьёзно заниматься фотографией, я понял, что за это время можно двадцать кадров сделать.

Поэтому больше снимать, постоянно, много, часто. И в какой-то момент человек выйдет на свою стезю, будет понимать, что ему больше нравится, что меньше. В итоге и момент монетизации придёт.

 

Автор: Анна Воробьёва

Видео: Роман Булов

Читайте также:

Четыре книги, в которых есть Омск

По местам Егора Летова

Мэтр Андрей Кудрявцев показал любимые снимки в день своего рождения

Образ жизни Никиты Кудрявцева

В будущем я бы хотел создать Дом фотографии, это мечта. Взгляд Владимира Кудринского 

Поделиться:
Поддержи проект

Через интернет

Банковской картой или другими способами онлайн

Через банк

Распечатать квитанцию и оплатить в любом банке

  1. Сумма
  2. Контакты
  3. Оплата
Сумма
Тип пожертвования

Ежемесячное пожертвование списывается с банковской карты.
В любой момент вы можете его отключить в личном кабинете на сайте.

Сумма пожертвования
Способ оплаты

Почему нужно поддерживать «Трамплин»
Все платежи осуществляются через Альфа-банк

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполнте необходимые поля и оплатите ее в любом банке

Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

распечатать квитанцию
Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.