«Уличные»: омичка MEGA об андеграунд культуре, девушках в граффити и материнстве

Дата публикации: 4.08.2022

«Трамплин» продолжает серию интервью «Уличные», где рассказывает о граффити стрит-арт культуре Омска.
Героиня нового выпуска MEGA — практически единственная художница в омском граффити. Девушка рисует больше десяти лет. Она специализируется на флопах — быстрых граффити, которые райтеры стараются оставить в самых заметных местах города. MEGA — мама маленького сына, после рождения ребёнка девушка не ушла из уличной культуры.
Мы поговорили с художницей о женщинах в омском граффити, проблемах с родителями и вандализме.

О начале пути

Как ты увлеклась граффити?

— В классе седьмом или восьмом я ходила в художественную школу вместе с подругой. Она сказала, что недавно увидела в интернете, как ребята рисуют на стенах, и предложила попробовать мне. Месяца три мы рисовали вместе, потом наши взгляды немного разошлись — ей больше нравилось делать что-то красивое, в стиле Трайпа (Дмитрий Трайп, омский граффити-художник, герой второго выпуска «Уличных» (прим. ред), а мне наоборот. Плюс её отпугнуло то, что могут быть проблемы с полицией. Так со временем она ушла из граффити, а я до сих пор в этом варюсь.

Кто научил тебя рисовать?

— Поначалу пыталась делать что-то сама, училась в Интернете. Именно к флопам (быстрое граффити — прим. ред.) я пришла когда мы познакомились со Славой (SLAVA, граффити-райтер — прим. ред). Мы начали придумывать что-то вместе.

Какие сейчас у вас отношения со Славой?

— Мы очень долго рисовали вместе, у нас были романтические отношения. Сейчас мы с ним не общаемся. Все флопы, что были нарисованы со Славой из того старого времени.

Какие эмоции у тебя вызывают ваши совместные граффити?

— Я к этому отношусь… никак, по сути. Просто хорошие воспоминания.

Почему в основном ты рисуешь флопы?

— Куски (проработанные граффити — прим.ред) — это вообще не моё. Их очень долго рисовать, а мне нравится как можно быстрее. Я стараюсь сделать граффити не так, чтобы сделать красиво, а чтобы просто оставить их в заметных местах.

Флопы MEGA и SLAVA

Что для тебя граффити?

— Самовыражение. Способ выразить эмоции.

Почему твой ник МЕGA?

— Самое первое, что пришло в голову. Как я его придумала в 2011–2012 году, так и пишу до сих пор. Он оправдывает всё, что у меня в голове.

Что он для тебя значит? МЕGA — это что-то очень сильное?

— Да, что-то мощное, большое, МЕGA.

О том, каково быть девушкой в граффити-культуре

Я заметила, что в граффити очень мало девочек, как ты думаешь, почему так?

— Их мало только у нас в городе. Когда я жила в Питере, там было много девочек, которые рисуют. Я раньше думала, что девушки в основном занимаются коммерцией, делают работы на заказ, но в Петербурге много граффити-художниц, которые ходят рисовать на электрички. Не знаю, с чем это связано, может быть, местоположение и скоплений каких-то творческих людей в Питере больше.
Моя мечта — чтобы в Омске были ещё девушки в граффити. Когда на горизонте появлялась какая-то девочка, которая только начинала рисовать, я всегда писала, звала что-нибудь вместе сделать. Но в итоге у них всё сходило на нет. Они воспринимают граффити как детскую шалость. У меня к нему совершенно другое отношение.

Как ты относишься к граффити?

— Я рисую лет с тринадцати и до сегодняшнего дня воспринимаю граффити не как основное хобби, а смотрю на всё через его призму: на улице, когда работала, или сейчас, когда я сижу дома с ребёнком. Я не могу постоянно выходить на улицу рисовать, но всё равно смотрю через призму этой культуры на всё. Меня это подпитывает.

Такая эстетика приходит со временем. Раньше я просто начинала замечать, что мир становится интереснее. Начинаешь замечать рисунки, стикеры, теги, и уже город по-другому смотрится.

К тебе относились другие художники с предубеждением из-за того, что ты девушка?

— Очень много такого было. В Омске лично мне никто подобного не говорил, но в других местах было. Это всё индивидуально. У человека просто могут быть такие взгляды, он, мне кажется, не только в граффити, но и в других сферах предвзято относился к женщине.

Что ты отвечала мужчинам, которые говорили, что ты не можешь чем-то заниматься, потому что ты девушка?

— Стараюсь не вступать в такие диалоги. Зачем мне спорить об этом? У них своё мнение, я никогда не смогу их переубедить.

Ты считаешь себя феминисткой?

— Нет, но когда мне пришлось столкнуться с людьми, у которых есть предубеждения, я поняла, что в этом есть смысл.

О полиции и отношениях с родителями

Почему для тебя важна анонимность?

— Были случаи, когда на меня нападали люди. Когда я была маленькая, боялась, что меня поймает милиция, и у родителей будут проблемы. Когда я подросла и начала рисовать в более заметных местах, на меня нападали мужчины в нетрезвом состоянии и наркотическом опьянении. Они видели перед собой не девушку, а какую-то мразь, которая рисует на стене.

Это было, когда ты рисовала?

— Да. Однажды остановилась машина, из неё выбежал парень с огромными зрачками и начал размазывать меня по стенке.

Как родители относятся к тому, что ты рисуешь граффити?

— Плохо, до сих пор так реагируют. Я поэтому почти не общаюсь с родственниками. Им тяжело это объяснить. В 14 лет меня задержала полиция за теги, и родителям пришлось меня забирать. Родственники сразу же определили, что мне придётся сидеть в тюрьме… Такое ужасное отношение, поэтому я особо и не общаюсь с ними.

Ты считаешь граффити вандализмом?

— Нет, я так не считаю.

Должна ли городская среда быть дружелюбной для граффити?

— Андеграунд на то и существует. Тут ты ничего не сможешь сделать, какие меры ты бы ни вводил, это всё равно выйдет за рамки того, что ты можешь предположить, как это будет.

То есть граффити — это всегда вне рамок?

— Да.

Назови граффити-художников, которые тебя вдохновляют.

— Я решила, что у меня не будет тех людей, которыми я буду вдохновляться. Особенно в граффити.

О материнстве

Как повлияло материнство на твоё увлечение граффити?

— Я не могу выйти из дома, когда захочу, и порисовать. Когда ребёнку было 2–3 месяца, он уснул, я взялась и пошла рисовать, но потом поняла, что граффити не вяжется с материнским графиком, нужно переждать самые тяжёлые 2–3 года, никуда не торопиться, направить своё творчество в другое русло. Я начала заниматься вязанием, шитьём, там развиваюсь.

После того, как появился ребёнок, твоя компания художников осталась с тобой?

— Нет никого, все убежали. Мне кажется, это классика. Я была к такому готова.

Сейчас ты рисуешь одна?

— Бывает, беру с собой знакомых, которые особо не причастны к граффити. Если раньше у меня были друзья в граффити-движухе, то сейчас их нет. Одна я стараюсь сейчас не ходить.

На тебя как повлияло рождение ребёнка?

— Очень сильно повлияло и в хорошем смысле. Сейчас я как будто развиваюсь вместе ребёнком, узнаю что-то новое для себя, и мне это очень помогает.

Ты бы хотела пойти рисовать вместе с ним? Когда он подрастёт и сможет держать в руках баллончик.

— Он уже держит. Он видел, что я рисовала. Дома у меня стоят банки без кэпа (баллончики без насадки для распыления краски — прим. ред), он их берёт, подходит к стенке, начинает водить рукой. Никто его не собирается насильно заставлять рисовать, если захочет — пожалуйста.

Какая у тебя профессия?

— Сейчас я нигде не работаю. До этого были подработки, чтобы прибиться к социуму. Сфера обслуживания, продавец… Мне кажется, я асоциальный человек в этом плане. Может, потом приду к чему-нибудь.

Ты не представляешь себя на взрослой серьёзной работе?

— Не то, что взрослой и серьёзной работе. Когда я занимаюсь чем-то таким, понимаю, что я обмениваю время, которое я могла на что-то пустить плодотворное, на деньги… Такое у меня отношение, максималистское, наверное.

Ты пробовала зарабатывать творчеством?

— Нет, сейчас буду пробовать. Вязание, мне кажется, дело такое. Можно закупиться техникой и не вязать вручную. На этом можно зарабатывать. Опять же, с моим виденьем, какой-то необычный продукт можно сделать, то, чего в Омске ещё нет. Это всё пока что на стадии мыслей у меня в голове.

Почему ты продолжаешь заниматься граффити?

— Как я начала с тринадцати лет этим заниматься, так на всё и смотрю через эту призму. Поэтому, думаю, уже не смогу по-другому никак без этого жить. Не знаю, откуда это берётся. Может быть, это как первое яркое увлечение, которое произвело на тебя впечатление и из-за этого я до сих пор в этом нахожусь.

Виктория Заборских

Фото: Александр Румянцев

 

Читайте также:

Поделиться:
Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.