Геннадий Фридман о Манякине, омских учёных мирового уровня и приезде основателя Google в наш город

Дата публикации: 21.01.2021

«В отрыв» – серия интервью «Трамплина» с людьми, которые меняют Омск. Первым нашим собеседником стал Геннадий Шмерельевич Фридман – учёный, основатель «первой в мире» заочной физико-математической школы (при НГУ), президент Группы компаний «Ф-Консалтинг», сооснователь ЗАО «Сибирская сотовая связь» (Теле2 Омск), МЦСМ «Евромед».

Каким вам видится будущее  города, что может стать точками роста в Омске? С чего начать?

Что значит начать? Город, слава богу, существует не первый год, в разных стадиях развития. Я знаю Омск как город производства, причем высокотехнологичного производства. Он не зря называется городом трудовой доблести, это правильное название.

Соответственно, здесь довольно сильная научно-техническая исследовательская база, просто об этом недостаточно говорят. Здесь мощные  прикладные НИИ, здесь ВУЗы, причем на самом деле неплохие. Нашему региону с властями повезло... давно. С Сергеем Иосифовичем Манякиным. Он, безусловно, непростой человек, не одной краской писан. Но он соответствовал такому пониманию региона: «Мы делаем дело».

Показушности во времена Манякина поменьше было по сравнению с другими регионами. Надо понимать, что первые секретари – это губернаторы в современных реалиях. А за за идеологию отвечали секретари по идеологии.Так вот,  например, в Новосибирской области вырезали скот, перевыполнили план по сдаче мясу государству. Первый секретарь получил золотую звезду Героя. Я как раз в Академгородке жил. Нам на семью из трех человек на неделю выдавали два килограмма мяса без сортового разруба, десяток яиц – это был  рацион. Но если  я приезжал в Омск, то отсюда, конечно, ехал с продуктами. Мясо в омских магазинах было! В современном мире не очень просто понять эту ситуацию: есть мясо. Золотую звезду Манякин при этом получил последним из глав сибирских регионов, потому что не перевыполнял дурацкий план, а организовал реальную поддержку сельского производителя. 

В других регионах  гнобили подсобные хозяйства, а Манякин стал поддерживать –  комбикорма давал. Правда, поставил кордоны на границах области. Так что крестьянин не мог корову зарезать и увезти в соседний Новосибирск, где мясо намного дороже. Нет уж, братец, тебе тут помогали, тут и продавай. Это такие разные методы были: и демократичные, и недемократичные. Но в целом оцениваем Сергея Иосифовича очень положительно –  умный, нормальный мужик. Традицию, которую он заложил, продолжили и Полежаев, и другие руководители региона. Так что и  ракеты можем, и хайтек можем, и с сельским хозяйством неплохо... 

Что повлияло на развитие региона? Это изменившаяся бюджетная система. Крупные омские налогоплательщики составляли основу омского бюджета, Омская область была областью-донором. Нельзя было сравнить с Новосибирской областью. С Тюменью сравнить сложнее, там в области богатые округа были, а сама область – нищая. Собянин, когда он был губернатором, провел через высшие власти закон, по которому нефтяные и газовые округа отчисляют в бюджет Тюменской области. Ну, и Тюмень из захолустного городишки, нищего превратилась в богатый город, расцвела. У них вот так вышло, а у нас вышло, что все крупные налогоплательщики вошли в вертикально интегрированные компании. У нас налоги платят не по месту нахождения производства, а по месту регистрации. И Омская область стала областью-реципиентом. Своих денег крайне мало, и поэтому выделяют трансферты, то есть материальную помощь. Эта проблема большая, и вот ею и нужно заниматься. Если ресурса нет, то его просто нет.

Что вы думаете об ИТ как о возможной точке роста для города?

Замечательная идея о создании ИТ-стартапов, но надо представлять структуру экономики Омской области. Эти стартапы принципиально, для региона в целом, ситуацию значительно не поменяют. В ближайшие двадцать лет точно. 

Нассим Талеб говорил в своей книге о том, что порой ситуацию меняют «Чёрные лебеди». При сильной образовательной системе могут быстро вырасти ИТ-гиганты, как в Силиконовой долине.

Да, но нам надо ждать какого-нибудь уж очень чёрного лебедя в ближайшие сто лет. Так не получается. Здесь сложившаяся структура экономики, она просто так не переделывается. 

Скажем, академгородок – да. Его воткнули в пустое место. Там немножко другая игра. Там собрали таланты, выдающихся ученых, к ним – талантливую молодежь. К ним добавили свободу. Это было самое свободное место в Советском Союзе, не в смысле политики, политика тогда мало кого интересовала. Дали свободу во взаимоотношениях, свободу в научной деятельности. Была свобода даже от сложившихся научных школ. Если говорить о начале Академгородка, то это 1957 год. Десять лет, и это вертикальный взлёт. Но и там пришли другие времена, всё поутихло, поужалось, но это хотя бы пример. А сейчас разрабатывается концепция АКАДЕМГОРОДОК 2.0.

В Омске такие ситуации в ближней перспективе только локально возможны. Здесь много чего есть. Много передовых предприятий, многие тысячи, сотни тысяч людей, которые заняты на этих предприятиях, выпускают что-то полезное. Это востребовано сейчас и будет востребовано еще долго.

Можно предположить, что кто-то возьмёт, придумает что-то классное. И надо, чтобы при этом он здесь укоренился. Но здесь сразу возникает масса вариантов… При определённых свободах это возможно. Если нет крепостного права, кандалы к ноге не привязывают, люди будут смотреть, где можно эффективно реализовать идею. Значит, под новое дело здесь уже должна быть такая создана подушка... Среда... Но это такой тяни-толкайчик. Среда должна была возникнуть здесь раньше, а теперь что тут укоренится? Почва недостаточно унавожена. Это медленный процесс! Заниматься им надо. Но рассчитывать на взрывной успех... Девушкам восторженным, наверное, можно, и даже хорошо. Но мужикам серьёзным надо планировать. Полагаю, что очень пригодились бы технологические стартапы с возможностью интегрирования в нашу мощную производственную среду.

И что может в образовании создать подходящую среду?

Я всегда пропагандировал математику, более широко – фундаментальную подготовку в естественных науках. Потому что она дает свободу. Фундаментально образованный человек может работать в любой сфере. Разумеется, не из интровертов-учёных, а из более открытых людей при фундаментальной подготовке можно воспитать выдающихся предпринимателей. Могу привести пример: когда создавалась сотовая связь в России, в «Клубе  пионеров сотовой связи», среди самых успешных людей  из полутора десятков только один связист. Были математики, я в Омске, Юрий Домбровский в Ростове-на-Дону. Великий Борис Зимин – доктор технических наук, инженер-радиофизик. Были люди из оборонных НИИ, например. То есть люди с фундаментальным образованием. К счастью, не работавшие в области связи, поэтому они всё и придумали. У нас в России много что придумали.

Синергия получается, когда фундаментальная наука сочетается с предпринимательской деятельностью?

Возможности для предпринимательской деятельности не всегда были в современном смысле этого слова: предприниматель что-то предпринимает, чтобы заработать денег.

Предприниматель – человек, который придумывает и развивает некое дело. В современном мире мерилом успеха зачастую являются деньги. В Советском Союзе понятия такого не было «деньги». А дела делали, не за деньги, а потому что интересно было, перспективно, тот же Академгородок, например. 

Вот мы сделали Заочную школу, пацаны, второкурсники-третьекурсники, потом это приписывали членам академии Лаврентьеву, Ляпунову, Ершову. Ну, нет. Пацаны мы были: Гена Фридман, Юра Михеев, Серёжа Тресков, Оксана Кашуба с третьего курса, были и с первого ребята. С 1965 года работает! Заочная физико-математическая школа, постоянно действующая, с преподавателями и учениками, на всём Зауралье, включая Среднюю Азию. Сейчас школа формализована, но в начале действовала несколько лет на волонтёрских началах. Люди работали! И это предпринимательский проект, ну, просто не за деньги, тогда не было денег.

Сейчас в Омске есть эти образовательные базы, быть может, тот же НОУ «Поиск» для школьников, студентов, которые помогают создавать эту перспективу для региона?

Что-то, несомненно, есть. Но надо понимать, что крепостное право отменили. Не только в 1861 году. Оно отменилось, в частности, из-за ЕГЭ. Человек может получить свои отметки по ЕГЭ и ехать в любой ВУЗ, по крайней мере, в Российской Федерации. 

Что может задержать школьника в Омске? Вы же остались в Омске?

Нет, я уехал в Академгородок, я там физматшколу заканчивал, университет. В Омск я приехал преподавать. И хорошо работал здесь. Много чего интересного в те времена под руку попадалось. 

Школу надо было создать. Потом мы сделали проект… Город Омск, может быть, был первым, где школьники изучали информатику с компьютерами. Мы структуру сочинили, через горком партии сделали. Называлось «Омское городское объединение по информатике и вычислительной технике в образовании». Нас тогда ГОРОНО поддержал, первый секретарь Горкома КПСС Рыжов. Создали четыре центра! Город отдавал здания, допустим, бывшие детские садики, на втором жили, как хотели, а на первом ставили терминальный класс. Районные школьники по графику приезжали в этот центр, проводили занятия по паре часов. Круглую неделю ездили, программировали. Ещё отдельно компьютеры стояли в школах №№64, 88, 109… И это можно было сделать в Омске! 

Те же летние школы были сделаны сначала через Обком Комсомола, потом через Обком партии. Панюшкин, был такой замечательный человек, поддержал. Компьютеризацию поддержали, получается, и администрация города, и администрация области. Это нормальные рабочие управляющие механизмы. И это было интересно.

Потом появились деньги: нефтекомбинат, оборонка. Всё стало расти. Было интересно. А люди живут там, где интересно, где есть перспектива.

Здесь была уникальная ситуация. Школьники приходили более грамотными в вузы. Еще была Четверговая школа: вот там с ребятами реально работали круглый год.

Когда-то мы сделали старшие классы физико-математические в школе №64, я там ещё успел побыть членом ученого совета. Традиционная школа с математическими классами, №88, была и до этого. 

После школы тогда поступали иногда в Омск, иногда и не в Омск. Другое дело, что многие возвращались.

У меня нет защищённых моих аспирантов, потому что лучших я отправлял в Академгородок. Молодому человеку полезно в момент созревания пожить в метрополии. Потом можно в провинцию, когда уже всё сформировалось. В Академгородке таких фридманов много. Молодой человек общается с достаточно большим количеством классных учёных, становится опытнее намного. Поэтому надо ехать и в Москву, и в другие города, куда выйдет. Физику в Новосибирск точно. Дальше надо смотреть «зачем?», где всё это приложить. Какое направление работы? В Омске что выбрать? ОНИИП – очень высокого класса научно-исследовательский институт. 

Что лично вас держит Вас в Омске? 

К счастью, ничто не держит, как я уже сказал. Слово «свобода» – это важное слово. Есть простой ответ: да живём мы тут. Основная часть семьи здесь. И мне всё время было интересно, мы занимались делом. Когда чем-то занимаешься интересным, то ты живёшь. Что для меня Нью-Йорк? Ну, был я в Нью-Йорке, всё замечательно. Но я там не живу. Здесь интересные дела. 

Сейчас интересным делом для человека может стать стартап?

Часто слышу от молодых людей: хорошо бы парочку-тройку стартапов реализовать. У меня это в голове не укладывается. Я в жизни если видел конкретное дело, я его делал. Не потому делал, что я подумывал об абстрактной паре-тройке проектов. Или есть что-то, что нужно делать, или я не знаю что. Давайте сядем и придумаем проект? Это классно, но непонятно. 

Можно проглядывать ниши в конкретном деле, вот это понятно. В свое время мы собирались с молодежью вологодской. Двое парнишек, два брата начали делать игры. Сейчас эти ребята уже миллиардеры, причем  долларовые. Когда они начинали, мы им советовали, но они видели свой путь.

Сделали они компанию успешную, а головной офис унесли в Ирландию. У них такая сеть: в провинциальных городах России находили программистов, а центр управления разместили в другом месте. Здесь программисты хорошие, и они получали выгоду, зарабатывали, но решения для бизнеса определяются деловым климатом и свободой.

Что поможет соединить генераторов идей и тех, кто их воплощает, в одном месте?

Должна быть косточка, за которую можно зацепиться, а там уже и мясо нарастёт. Всё исходит из задач, под них нужно объединить, заинтересовать и раскрутить дело.

Я решительный сторонник того, что фундаментальное образование полезно. Начинаем мы чаще всего с математики, потому что она язык. Куда ни пойдешь, она тебе пригодится. Дальше – физика, химия, биология.

На нашей земле выросли выдающиеся люди. Горбань Александр Николаевич, Вы слышали?

Слышала о том, что вы вместе с Александром Лейфером книгу о нём написали.

Считаю своим выдающимся вкладом в науку, что я уговорил его маму отпустить Сашу в ФМШ в  Академгородке. Горбань входит в двойку-тройку ведущих гуру по нейросетям и всему, что связано с искусственным интеллектом. Вокруг таких людей молодёжь прилипает.

Был он в Красноярске, организовал летний лагерь, создал большую научную школу, но и он сейчас находится в Лестере (Великобритания), оттуда выступает на всемирных конгрессах и при этом руководит научным мегагрантом в Нижнем Новгороде.

У нас в ОмГУ на матфаке убрали фундаментальное направление недавно?

Прошу аккуратнее быть со словами. В Институте математики и информационных технологий сократили количество кафедр. Там мало людей находилось. В ВУЗе всегда нелинейное развитие, всегда кого-то больше, кого-то меньше. Из той же Силиконовой долины, которую Вы в пример приводили, сейчас люди потекли.

Другое дело, что когда ОмГУ только появился, лучшие омские школьники поступали в университет. Потом всё-таки самые лучшие поехали в Новосибирск опять, потому что Омский университет не перешибает Новосибирский. По математике как-то было, по другим – неплохой провинциальный университет. С приходом ЕГЭ люди стали свободнее, мальчики-девочки из Владивостока посылают документы в Москву, и их берут со стипендией. Дураки бы они были, чтобы туда не поехать.

Границ сейчас нет, можно ли вернуть системное фундаментальное образование в Омск с помощью онлайна?

Я не знаю. Сейчас потрясающая революция онлайна происходит, это да. Но эффект метрополии мало что заменит. Вот после метрополии можно жить в деревне и выращивать брюкву, заниматься большой наукой. Но молодым какое-то время лучше побыть в контакте с выдающимися людьми.

С другой стороны, технологии развились, а мы как бы не до конца это понимаем. Сейчас человечество получило пинок, с этой пандемией.

Обнаружилось, что есть работа, которую можно выполнять удаленно. Понятно, что некоторые организации, которые перешли на удаленку, назад не вернутся. Ну, по крайней мере, в полном объеме. Потребность в офисах уменьшится. Но дело не только в этом: один пример приведу. 

Сейчас подряд проходили несколько конференций, я в них участвовал из офиса или из дома. 

Было собрание выпускников физматшколы в Новосибирске. Мне доверили его вести, провел онлайн. В прошлом году тоже была эта встреча, конгресс был, всё как положено, я его тоже вел, вживую. Какое-то количество людей приехали: Володя Шильцев из Америки, ещё кто-то. Владимир Шильцев, это ученик моего одноклассника академика Василия Пархомчука, теперь в США директор второго в мире по мощности коллайдера. Крупный учёный. Был председателем Союза выпускников НГУ. Но в итоге оказалось, что в этом году на встрече в зуме-то их всё-таки больше, чем вживую в прошлом! Мы онлайн нормально общаемся, единственное, чего нет, – общения в кулуарах. Правда, в чате что-то пишут, я к этому ещё не очень привык. Но сами сообщения, обсуждения, они идут не хуже. 

Потом, с небольшим временным интервалом состоялся конгресс Всемирной ассоциации русскоговорящих учёных. Есть такой, собирался в Америке. В этот раз конгресс шёл часов 36. Я спал, возвращался. Невероятного качества доклады. Много академгородских людей: они из Америки, Франции, Англии, Германии, России. Горбань сделал пленарный доклад по искусственному интеллекту. Я туда написал и меня поддержали, что когда пандемия пройдет и у нас опять будет оффлайн, надо сохранить и онлайн тоже. Чтобы кто-то мог онлайн выступать во время встречи вживую. Оказалось, онлайн получился выше качеством!

Получается, создать здесь программу, где детям будут доступны онлайн лучшие преподаватели, – реально?

Безусловно. Конечно, наш опыт тех же заочных школ говорит об этом. В наше время нам присылали тетрадки, мы их проверяли, писали рецензию и назад посылали это дело домой. Сейчас-то всё это можно делать по интернету, уже меньше суеты.

Да, это уже есть. Внучка у меня сидит здесь, но учится в Москве. Выгнали на дистанционку. Конечно, с живым преподавателем будут встречи, но рутинные вещи и многие лекции давно нужно было уводить в онлайн. На лекции вопросы не задают или их можно задать в том же чате, профессор увидит – ответит.

Практические занятия, где решаются задачки, по ходу дела перекидываются словами, это другое. Как вот это онлайн делать? 

Какую-то часть перенести в онлайн даже хорошо, потому что пересмотреть можно. К примеру, доклады с конгресса, которые я пропустил из-за сна, я с удовольствием пересмотрел.
В образовании важная штука – зацепиться за учителя. Трудно без этого обойтись. Есть и такие примеры, конечно, вот Брин с Пейджем. 

Вы знаете, что Сергей Брин, создатель Google, приезжал в Омск? В 90-м году, я их принимал. Правда, тогда ему было 15 лет. Приезжали американские школьники-олимпиадники с профессором Майклом Брином, который оказался Мишей Брином, со мной выпускался почти в одно время, но из МГУ. 

У нас олимпиадное движение было заметное, им посоветовали посетить город Омск. Это ещё 1990-1991, пару ребят-олимпиадников из Омска потом тоже включили в делегацию, которая поехала в Америку.  

Сергей Брин окончил школу в 15 лет, в Америке это очень рано, и уже был принят в Стэнфорд. Когда Google вышел на IPO, позвонил его папе, Михаилу Брину, поздравил. Эти парни, Пейдж и Брин, занялись бизнесом в университете, и это колоссальный научно-технический проект!

Вопрос преемственности учитель-ученик первостепенен?

Фокус с учителем: если есть творческий учитель, который рубится, рядом с ним сильно растут. Он рубится, камушки отскакивают, сразу большой камень не разгрызть. Маленькие проблемки ученики учатся решать, и выходят быстрее вперёд, дальше и дальше.

Получится ли найти преподавателей, которые готовы уделить внимание регионам и создать образовательную программу?

Что значит создать? В Омске Штерн и Симанчёв давно этим уже занимались. Правда, Штерн уехал из региона, так он сейчас занят по полной: Вышка, Сколково, Сириус… Но многие здесь, да и Штерн, уверен, подключится.

В связи с этим вопрос от нашего медиа: про какую личность в Омске вы хотели бы почитать сегодня? Про математиков?

Про математиков достаточно написано. Хотел бы написать про начало Академгородка, до 1968 года. Я застал 6 лет расцвета, невероятных. Было много открытий. В какой-то момент я понял, что никто не знает про эти годы. 

Недавняя история – самая тёмная наука. Переписывают каждые два года про то, что было двадцать лет назад. В своё время история КПСС отличалась в 30-е и 40-е годы: по книгам были разные не только события, но и персоналии, кто участвовал в революции, кто нет… Потом уже дело археологов с лупами выискивать правду.

Несколько лет назад решил, что хотел бы записать историю Академгородка. Сам понял, что не смогу написать. Удачно встретил Лейфера, тот зажёгся. Ну, а я получился автор идеи и продюсер. Лейфера командировал в Красноярск, Новосибирск, Москву. Он написал замечательную книгу якобы про Горбаня, на самом деле, это не биография, а детектив получился.

Мне повезло быть включенным в какие-то важные для собственной страны моменты, повезло оказаться в Академгородке в 60-х. Очень важно эти свидетельства запечатлеть. Про новосибирский Академгородок ещё много можно написать. Вы знали, что Новосибирская физматшкола - это было одно из трёх учебных заведений в Советском Союзе, где изучалась генетика? Ленинградский университет, Новосибирский университет и Новосибирская физматшкола. В Москве сидели лысенковцы, не пускали никого эти профессора, в те годы на биофак МГУ не стоило поступать.

Лаврентьеву же в Новосибирске удалось получить картбланш, и в Академгородке происходило невероятное. В 1968 году многое стало меняться...

В Омске есть выдающиеся люди, из современников? 

Алексей Иванович Казанник вот недавно ушёл. Есть, о ком можно было бы писать, если бы честно написали. 

У кого взять интервью посоветуете?

У историка Александра Минжуренко. Или у Владимира Варнавского, это удивительный человек и патриот с безупречной репутацией.

Поделиться:

Просмотров: 578

Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.