Как один человек может изменить облик города и при чем тут дуб Ивана Грозного

Дата публикации: 20.11.2020

Жил-был парень-юрист, и была у него мечта - создать что-то прекрасное для своего города. Тогда он основал «АРТ ЦЕХ», чтобы делать необычную мебель из дерева и металла. За пять лет он оформил в своем неповторимом стиле десятки заведений, домов и офисов, сделав таким образом наш город немного интереснее и приятнее на вид. Вы тоже любите такие истории? Тогда знакомьтесь с ее главным героем - Никитой Сидоренко. 

Никита, скажи, а чем вы отличаетесь от обычной мастерской?
Хрен его знает. Наверное, идеологией. Для меня вещи - это не просто вещи. У каждого человека есть пространство вокруг, и оно его формирует. Вот наша философия - это как раз изменение пространства вокруг себя, чтобы привносить качественные изменения в жизнь. Предприниматель Сергей Полонский как-то сказал, что у человека есть три стихии: сознание, бытие и пространство, в котором он находится. С этими мыслями он, дескать, задумал «Москва-Сити». И в какое крутое мероприятие всё это вылилось в итоге! Мне идеология с пространством вокруг себя очень близка. Формируя его так, как хочется тебе, ты формируешь своё комфортное существование во всём внешнем мире.

С этими мыслями ты задумал «АРТ-ЦЕХ»?
Цель я преследовал наипростейшую. В 2013-2015 годах был очень жёсткий тренд - ненавидеть Омск. Меня жутко бесила эта тенденция! Я всегда считал Омск охренительным городом. Да, у нас тогда не всё было гладко, некачественные управленцы у руля находились. Но, тем не менее, так хейтить город… Мне очень хотелось этот тренд поменять, но я не знал, как это сделать. Я действовал интуитивно, и в итоге на каком-то уровне мне это удалось - качественно преобразить что-то в городе, хотя бы частично. Мне хотелось показать людям, что он прекрасен. И что дело не в городе, а в точке взгляда и внутреннем состоянии. 

У тебя на счету сейчас больше 200 проектов - как частные заказы, так и кофейни, рестораны, офисы. Какой из них самый любимый? 
Нет такого, чтобы я любил что-то больше, а что-то меньше. Помню каждый, каждую деталь, каждую трещинку. Но могу выделить проекты, которые были значимы в определенный период жизни. Таким стал «Лаваш» на Волочаевской: это был какой-то запредельно новый уровень - работы такого объема и качества в сжатые сроки. Там было 87 позиций, очень много всего. Нужно было включать воображение, инженерный ум, логистику, всё… Чтобы не обосраться и сделать хорошо. И вот, заведению больше двух лет, а все вещи до сих пор нормально служат. Если мы зайдем в самую известную омскую кофейню через полгода после открытия - там всё раздолбано, просто раздолбано. Потому что они экономят на подрядчиках. Здесь не было такого, и получилось ну очень прикольно. 

А какой лучший комплимент своей работе ты получал? 
Слушай, за весь период работы было два прям офигительных комплимента. Первый - когда мы делали один салон красоты. И вот мы всё поставили, в полумраке закатного солнца включили лампочки на зеркале... И клиентка заплакала от счастья. Вот это - охренительный комплимент. Это было прекрасно. «Всё так, как я хотела» - и прям разрыдалась. Честно говоря, от таких эмоций у самого глаза были на «мокром месте». 
Ну и второй комплимент - когда тебя клиент премирует бабками сверх договоренности. Это, по моему мнению, лучшая форма проявления благодарности. Все мы прекрасно понимаем, что такое деньги - это ресурс, которым мы обмениваемся. И если человек дает сверх того, о чем вы с ним договорились - значит, ты сделал больше, чем он от тебя ожидал.  

А какой материал оказался самым необычным на твоей памяти? 
Больше всего меня впечатлил, конечно, 500-летний дуб. Таких деревяшек у меня в руках было две - один стол мы делали в офис Андрею Колмагорову («Суши-маркет»), второй будет стоять у нас в офисе. Это, конечно, самая впечатляющая хрень, которой я когда-либо касался. Дерево, которое существует со времен Ивана Грозного - есть в этом что-то проникновенное. 

Я помню, что есть мебель, которую до вас в Омске вообще не делал никто. 
Да, это был стол из слэбов и эпоксидной смолы. В 2017-м году ко мне пришёл клиент и сказал, что ему в Омске отказали все столярные мастерские. По причине того, что они боятся такое делать: слишком много рисков, не пробовали, не готовы. Ну, я сказал: «Конечно же, я вам его сделаю». И сделал. Ну, как сделал. Два месяца сам с ним возился, потом напарник подключился. И мы ещё две недели доделывали, с горем пополам закончили. Получилось классно, клиент остался доволен. Наступили на все, блин, подводные камни, на которые можно было наступить. 

Например? 
Слушай, ну это крайне сложный технологический процесс - любой столяр тебе скажет. Здесь очень много нюансов: начиная от момента заливки, заканчивая температурой окружающей среды и подготовкой опалубки. И вот на всех этих этапах были косяки. В итоге вместо трех недель (как сейчас) мы делали этот стол 2,5 месяца. И в самый последний день, когда уже был конкретный «мёртвый» дедлайн, над ним сутки велась работа без остановки.

Эта цифра - 2,5 месяца на один стол - кажется какой-то нереальной в наше время. Особенно если говорить о бездушном массовом производстве.
Массовое производство - оно не без души. Оно про другое. Есть художник, который рисует картину. А есть производство, которое штампует картины. Эта душа там тоже есть, душа там вкладывается в процесс: как сделать так, чтобы это всё работало и продавалось. Это другой уровень вложений эмоциональных. 
Если говорить про конечный продукт... То в массовой мебели, безусловно, нет изюминки. Когда заведение упаковывается серийной мебелью, это всё равно чувствуется. И я понятия не имею, как это работает. Вообще, я не люблю свою работу романтизировать. «Ох-ах, крафтовое, сделано своими руками, тонкая энергетика!» - я ненавижу это. Я абсолютно неэзотеричный человек, и мне весь этот эзотерический бомжизм не близок. Но почему-то, когда человек вкладывает в любое изделие душу, какого-то хрена все вокруг это чувствуют. И мне непонятно, как, но это, чёрт возьми, работает. У человека есть погрешность, есть живая рука, которая никогда не сделает идеально ровных граней, это не станок. И вот в этом - в мелочах и деталях - и есть отличие. 

Скажи, а как это чувствуется? Вот твои вещи есть, наверное, на каждом квадратном километре Омска. Ты ощущаешь что-нибудь от этого?
Это чувствуется... Ну, прикольно. Мы же животные в первую очередь. И ты пришёл, пометил территорию: здесь я что-то делал, и здесь что-то делал. А с другой стороны, с каждым заказчиком у меня получилось установить связь. И когда я прихожу в заведение и вижу плод нашей совместной работы - это вызывает удовлетворение: моя мебель полезна для бизнеса, она приносит какие-то плоды. Потому что мы объединились, у нас получилось вместе что-то создать, а не просто вытянуть бабки. 

А твои клиенты вообще - кто они? Какой собирательный образ человека, которому интересна вот такая «штучная» мебель, несовершенная, теплая, живая?
Это человек смелых решений, не боящийся перемен, чего-то нового. Человек нестандарта, готовый наполнять и создавать. Все самые крутые проекты были именно с такими людьми. Мы объединяемся: я «способный создавать» и он «готовый создавать» - и получается win-win. Эта синергия, в конечном итоге, создает какую-то точку притяжения, и люди туда просто ломятся. Им это нравится, они это чувствуют. По факту, сейчас ни один из наших проектов не является убыточным, все они после открытия «бахали». Все зарабатывают бабки на этом. И для меня это очень крутой показатель.

 

Поделиться:

Просмотров: 275

Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.