Люди места: яблоки, несгибаемость и руки-корни Павла Комиссарова

Дата публикации: 8.02.2021

Этим текстом мы открываем серию материалов, посвященную людям, оставившим свой след в истории Омска. Вместе с заместителем директора по развитию основной деятельности Музея имени М. А. Врубеля  и членом команды «Проекта М» Ириной Гавриленко мы попытаемся понять, как Омск повлиял на судьбы наших героев, которые именно здесь смогли реализовать свой потенциал.

 

 

 

«Я буду говорить не как культуролог или историк – им очень важно не ошибиться, не дать ложную интерпретацию, быть максимально аккуратными в формулировках. А мне в этой истории хочется побыть просто горожанином»

 

 

 

 

 


Павел Саввич Комиссаров

Родился 4 апреля 1858 года в Казани в семье потомственного крестьянина и садовода.

Примерно в 1890 году переехал с семьей в Омск. Стал первым человеком, которому удалось вырастить в Сибири садовые сладкие яблоки.


Я пыталась понять, откуда Павел Саввич взялся в моей голове. Исходную точку найти не удалось, но предполагаю, что это случилось ещё в 2011 году. Тогда я помогала готовить мероприятия, посвящённые 100-летней годовщине Первой Западно-Сибирской промышленной и сельскохозяйственной выставки, прошедшей в Омске. Может, Комиссаров тогда попался мне в её участниках, или кто-то из старших коллег подсказал – точно не помню. Но я просто была в шоке, когда прочла его историю. Человек жил где-то под Казанью, далеко отсюда, и почему-то ему захотелось создать в Сибири яблоневый сад. Вот как такое может прийти в голову?

Как мне кажется, для него это был мощный вызов. Крестьянин, садовник – это такой человек, который сегодня садит, а результат получает лишь через несколько месяцев в лучшем случае.  Комиссаров же вообще работал с яблонями, деревьями. Там результат откладывается не то, что на год, а на несколько лет. Это не менеджер, совершивший действие и отследивший отклик практически здесь и сейчас. Впрочем, актуальное сегодня понятие борьбы с «чёрными лебедями» (теория, рассматривающая труднопрогнозируемые и редкие события, которые имеют значительные последствия. Автор теории — Нассим Николас Талеб) вполне вписывается в то, что делал Павел Саввич.

Вот он прибывает в Сибирь, добивается того, чтобы ему дали землю в аренду. Высаживает яблони, и в первую же зиму они замерзают. Труд целого года сходит на нет, но Комиссаров высаживает их ещё раз – он человек твёрдый. На вторую зиму яблони съедают зайцы. Что бы сделал наш современник? Наверняка сказал бы: «Бог с ним, с этим садом. Я поеду туда, где лучше растёт!». Но Павел Саввич взял и перенёс сад на несколько километров в место, где точно нет никаких зайцев. Настолько это не давало ему покоя!

Прибавим к этому тот факт, что он – крестьянин без специльного образования, самородок-любитель, человек, который понимает практику, но совершенно не знает теорию. Известно, что первое время над ним посмеивались, открыто говорили: «Куда ты лезешь? Ты кто вообще такой?», не принимали его мнение всерьёз. А он продолжал делать своё дело. Уже впоследствии упорный труд дал плоды: его хорошо знали не только в Омске, но и далеко за его пределами. Он был почётным членом Императорского Российского общества садоводства и огородничества.На той самой выставке 1911 года у него был свой участок, где он высаживал, озеленял, показывал, чего добился за 11 лет. Даже с учётом всех напастей у него были хорошие деревья. Но тогда он получил всего лишь серебряную медаль. Парадоксальная ситуация. Я пытаюсь поставить себя на его место: ты трудишься, вкладываешься, тебя не принимают всерьёз, а ты всё равно, из года в год, 10, 15 лет, продолжаешь делать своё дело. Потрясающий пример стоического отношения. Наверное, это как-то меня и зацепило.

Почему он выбрал Омск? Дать однозначный ответ трудно. Комиссаров был довольно мобильным человеком, что меня, признаться, изумляет. До того, как переехать сюда, он успел пожить в Тобольске и Екатеринбурге. Мы сейчас миллион месяцев размышляем, куда переехать, как конкретно, готовимся, а тогда люди просто брали и делали.

В то время Омск уже был прекраснейшим местом. Через нас проходил Транссиб, с транспортом всё было хорошо. Даже Любинский проспект был замощен! Город красивый, развивающийся. Ещё один важный момент – наше географическое расположение рядом со степью. Ассортимент товаров тут был несколько иной. Это сейчас мы сидим и ворчим, что у нас Uniqlo нет. А тогда торговцы, купцы просто принимали решение открывать здесь свои точки, несмотря на риск. Вот такой неисчерпаемый источник житейской мудрости – история нашего города.

Если хочешь, чтобы что-то было – делай это сам. Комиссаров захотел сделать яблоневый сад в Сибири – сделал. Вопрос только в том, какой ценой? Да, часто мы хотим создать что-то великое, но не хотим трудностей. Разговариваешь с 20-летними ребятами и слышишь, что многие хотят уехать, потому что считают, что здесь реализовать себя почти невозможно. Мне кажется, что это заблуждение  никогда не будет легкости. Особенно в крупных городах с гиперконкуренцией. 

Вернёмся к Павлу Саввичу. Я думаю, что он делал свой сад не для людей, а для себя в первую очередь. Да, он после выставки 1911 года продавал яблоки, варенье, водил экскурсии, устраивал чаепития. Ему ведь нужно было как-то оплачивать аренду земли, да и когда ты искренне увлечён чем-то, этим хочется делиться со всеми вокруг. Даже если никто не просит! Но в первую очередь Комиссаров осуществил именно свою мечту. Сейчас много говорят о том, что нам всем необходим здоровый эгоизм, осознанность. Мне кажется, наши предки на самом деле всем этим обладали. И это при том, что они переживали страшное время: 1911 – это за несколько лет до начала Первой мировой войны и через несколько лет после окончания войны русско-японской. Люди просто жили, брали и делали. Без рефлексии – она, конечно, порой бывает полезной, но по большому счёту… Вот, например, Комиссаров свои яблоки отправил царю. Решиться на этот шаг в то время, особенно будучи крестьянином – это сильно. Предположу, что у него особой рефлексии по этому поводу не было.

Он не считал себя героем, вот в чём дело. Это с нашей точки зрения он такой, а сам Комиссаров воспринимал жизнь со всеми сложностями, такой, какая она есть.

Жизнь Комиссарова, на самом деле, очень драматична – у этой истории нет хэппи-энда. В 1919 году казаки гнали огромное стадо коров, шли по нашей степной территории, и тут увидели большой зелёный кусок посреди нее. Соблазн быстро накормить животных победил. Сад был фактически уничтожен в ноль. Это огромная драма, когда ты более 20 лет своей жизни вкладываешь силы в одно место, а кто-то приходит и топчется на всём этом. Если честно, мне кажется, что Комиссаров после этого сошёл с ума. Одно дело, когда молодые деревца съедают зайцы, а другое – когда взрослые люди осознанно загоняют в твой уже полноценный сад стадо коров. Пишут, что Комиссаров бродил между деревьями босой после этого. Он вообще всю жизнь очень просто одевался, такой крестьянин с руками-корнями. Человек земли. Павел Саввич простыл и слёг.

Комиссаров первым вырастил садовые сладкие яблоки в Сибири. Благодаря ему сегодня они есть на наших дачах. До него в Омске росла только дикая яблоня, но сюда везли фрукты из других мест, поэтому какого-то дикого ажиотажа вокруг успеха садовода-любителя не было. Плюс, яблоки не являлись тогда какой-то ключевой точкой в рационе. Это же не картошка! На самом деле Павла Саввича знали, он был заметен. Но мне удивительно, что сейчас в городе нет никаких посвящённых ему памятников. В саду Комиссарова есть надгробие, так что условно он увековечен. Но мне бы хотелось, чтобы в Омске помимо аллеи литераторов появились аллеи дендрологов и аграриев.

У сада и дальше была непростая судьба, но он остался на том месте, где был. Туда с экскурсией можно съездить хоть сейчас – в прошлом году мы взаимодействовали с садом, привозили к ним планшеты с работами художницы из Екатеринбурга Лены Треуголки, посвящёнными отдельным эпизодам из жизни Павла Саввича. Мне вообще кажется, что чем больше людей говорят о нём, тем выше вероятность, что когда-нибудь кто-то, допустим, в Новосибирске, проснётся и подумает: «а сделаю-ка я свой сад как Комиссаров!». Или: «а давайте в Кировском округе высадим аллею Комиссарова, палисадник Комиссарова, клумбу Комиссарова».

Да хоть балкон озеленить в его честь – хочется материального воплощения человеческого интереса. Мне кажется, что когда мы знакомимся с Павлом Саввичем, узнаём его историю, проникаемся, мы в той или иной степени становимся его внуками, людьми, которые не боятся трудностей.

 

Поделиться:

Просмотров: 114

Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.