«Белый интернет»:

реализуемо ли,

как именно реализуемо,

а, главное, зачем?

Дата публикации: 10.06.2021

Авторская колонка

Ренат Атаев – публицист и дипломированный философ с «пёстрым», по его выражению, образовательным бэкграундом. Дважды лауреат премии «Лучшие научные блоги» портала S&TRF. Владелец крупного научно-популярного сообщества «Биология» в ВК.

Ренат Атаев

Одна из важных новостей прошедшей недели озвучена министром образования РФ. Сергей Кравцов на полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) анонсировал так называемый «белый интернет для школьников» – некий слабо пока что детализированный комплекс мер для создания безопасного образовательного пространства в Сети. Давайте вместе порассуждаем, насколько это всё реалистично, как это может быть реализовано и стоит ли оно вообще государевых свечей.

Начнем с цитаты самого Кравцова. Вот так примерно он представляет себе этот проект:

«Мы не идем по пути запрета — мы идем по пути тех возможностей, которые дает цифровая образовательная среда. Будем размещать соответствующие фильмы, создавать возможности для посещения музеев и театров онлайн. Это кино, просмотр различных фильмов, книги, художественная литература… Мы даем возможность школьникам пользоваться современными инструментами, но содержание будет соответствовать тем ценностям, о которых мы говорим».

Кравцов анонсировал, что в этот «белый интернет» будут включены и соцсети с мессенджерами. Он не озвучил, каким именно способом последнее будет реализовываться. Но для того и нужны колумнисты «Трамплина», чтобы поковыряться в теме и подробно вам её разжевать.

Сразу скажу, что нужность/ненужность этой чрезвычайно любопытной меры мы обсудим в самом конце, а сейчас поговорим о том, реально ли чисто технически что-то подобное сделать и во что оно может обойтись.

Если очень коротко, то ничего принципиально невозможного Кравцов в своем выступлении не озвучил. Однако это – если представить себе эту историю как этакого «сферического коня в вакууме».

А вот что получится на практике, уже будет сильно зависеть от того, насколько далеко распространяются планы авторов инициативы. Вероятно, для некоторых продвинутых форм того, о чём заявил чиновник, понадобятся ресурсы, которые существенно выходят за рамки насущно имеющихся у Министерства образования РФ.

Самый простой способ сделать прообраз безопасного интернет-огородика для школ — это «белый список сайтов».

Технически всё очень просто. Школьник приходит в учебное заведение со своим гаджетом и подключается к местному бесплатному вайфай-роутеру. А уже на нем выстроено ограничение по списку сайтов, который ребёнок может посещать. Для государства подобная схема окажется легко реализуемой и практически бесплатной. Однако к подобной практике возникают неизбежные вопросы.

Главный звучит так. А что если школьник не будет пользоваться бесплатной точкой доступа, а задействует мобильный интернет со своей симки? В таком случае никаких ограничений на используемые им ресурсы Сети уже не будет.

Еще один вопрос: а что делать родителям школьника дома? По возвращении из школы ученик получает доступ к «небелому» контенту уже с домашнего вайфай-роутера. Можно ли что-то делать и в этом направлении?

В принципе ничто не мешает пойти чуть более сложным путём, создав систему, которая будет отдалённо напоминать «детский режим» («Режим родительского контроля») в нынешнем YouTube. Идеально выглядела бы история, когда ограничения вступают в силу (включаются и выключаются) автоматически в зависимости от того, кто именно сидит за устройством. И хорошо, если подобное ограничение контента будет касаться не только видеоконтента на одном, хотя и очень популярном видеохостинге, а вообще всего трафика, проходящего, например, через данный браузер. Как такое можно реализовать на практике?

Вероятно, действовать придется через отечественные технологические корпорации а ля Яндекс. Для этого плана понадобится специальный браузер или специальный режим в одном из популярных браузеров. Плюс придется законодательно обязать производителей гаджетов ставить этот браузер на все устройства, продаваемые в стране, вместо тех браузеров, которые стоят там сейчас. Хватит ли для подобных экстраординарных вещей полномочий у Министерства образования – вопрос открытый. Подвесим его в воздухе и пойдем дальше.

Кстати, Екатерина Мизулина, которую коллеги из «Газеты.ру» немедленно расспросили по поводу этой истории, рассказала, во-первых, что идею «белого интернета» обсуждают же несколько лет, а, во-вторых, что работать он будет, скорее всего, как описано абзацем выше – через специальные плагины в браузерах, которые сможет включать и выключать родитель. Другой вариант – «специальный программный продукт, который будет устанавливаться на устройство ребенка».

«Ряд операторов уже работают над подобными сервисами, и, конечно, это хорошее направление. Другой вопрос состоит в том, какие именно ресурсы попадут в число рекомендуемых и какие будут одобрены и признаны хорошими. Это дискуссионный вопрос. Если говорить о крупнейших социальных сетях, от доступа к плохому контенту от хорошего ребенка ограждает лишь один клик. Здесь важно понимать, как будут настроены механизмы модерации и действительно ли весь негативный контент по мнению родителей будет закрыт для детей» ~ Екатерина Мизулина, «Лига безопасного интернета»

Дальше имеет смысл разобрать ещё один важный вопрос: как и кем именно будет фильтроваться контент? Вот история со списком «белых сайтов» устроена более-менее понятно. Там можно действовать так же как сегодня чиновники работают со списком рекомендованных школьных учебников. Это не быстро, требует массы бюрократических процедур. Далеко не все реально полезные сайты смогут в подобный список пробиться. Вероятен также элемент коррупции или коммерческого лоббизма. Однако есть и плюс: всё это уже хорошо отработанные нашей бюрократией вещи.

А вот как быть, если понадобится в реальном времени фильтровать вообще всё, что сегодня создается и публикуется в Сети?

Во-первых, тут явно придется вводить дополнительные ограничения на работу поисковых систем, которые действуют на территории РФ. При том, что ограничения как таковые уже есть, и не очень понятно, чем кроме расширенного списка запретов подобный «белый интернет» будет отличаться от рутинной работы Роскомнадзора (а главное зачем это всё называть каким-то отдельным красивым термином?).

Как вариант можно ещё обратиться к опыту китайских коллег. Нечто очень похожее на такой вот «белый интернет» (только не для детишек, а для всего населения страны) очень давно – ещё на заре проникновения интернета в КНР реализовано у наших южных соседей и союзников. Называется эта штука «Золотой щит» (он же «Великий китайский файрвол»). Строили систему очень долго – с 90-х годов прошлого века. И сделать её копию в России вот так с наскока выйдет, я полагаю, очень недёшево.

Во-вторых, по-прежнему открыт вопрос, кто именно будет заниматься отбором и сертификацией контента. Чтобы прояснить этот момент, давайте обсудим, какими вообще методами сегодня фильтруется безопасный контент в Сети.

Методов основных известно всего три – велосипеда выдумать, скорее всего, не получится.

1. Жалобы пользователей. И реагирование на них постфактум – строго после публикации в Сети. Удаление вредного контента, вынесение неких штрафных санкций опубликовавшему. В принципе, это дешево в реализации, хорошо отработано, а главное быстро реализуемо на практике. Нужно всего-то добавить во все браузеры на всех устройствах кнопку «Пожаловаться» с автоматической отправкой формы в Роскомнадзор (или иную госструктуру, которую назначат отвечать за реализацию проекта). Но такой подход всё равно требует некоего минимума людей, которые будут самотёком идущие жалобы вручную как-то обрабатывать. Так что здесь мы плавно перетекаем к следующему пункту.

2. Ручная премодерация и постмодерация силами специально дрессированных людей. Для такого дела понадобятся большие оупенспейсы с гражданами на зарплате. Нет, пожалуй, не так. С очень большим количеством граждан на зарплате. С таким количеством кадров / зарплат, которое вряд ли имеется на балансе ведомства Кравцова. Можно для экономии, конечно, использовать удалёнщиков, но тогда резко возрастает риск взлома и несанкционированного доступа к аккаунтам модераторов.

3. Нейросети. Данный метод позволяет реально экономить уйму человекочасов (и зарплат), перекладывая на модератора кремниевого львиную долю самой рутинной работы модераторов «мясных». Однако есть минусы и у этой истории.

Во-первых, чтобы нейросеть полноценно заработала, надо сначала её обучить. Для этого придется скормить ей впечатляющий объем данных. Который предварительно надо откуда-то взять.

Можно использовать массив присланных людьми жалоб из пункта 1, руками отобрать из него всё, что не является мусором или конкурентными попытками одних создателей контента настучать на других. Получится грубая моделька, которая при этом уже способна радикально сократить количество «коллцентров» из п.2.

Однако собранная таким образом база данных для обучения нейросетки гарантированно будет пестрить дырами и полной быть никак не может. В идеале нужна система, которая может несколько месяцев (или пару лет) наблюдать и учиться у модераторов-человеков. То есть живой силы в этой системе на первом этапе (длиной в несколько лет) избежать вот никак не получится.

Во-вторых, даже после десятка лет эксплуатации эта система будет совершать ошибки. И нужны будут опять-таки ответственные граждане, которые эти ошибки будут отыскивать, исправлять и на основе оных вносить багфиксы в массив данных, на котором учится нейросеть. В общем, получается система, которая поначалу что ты ни делай будет дорогой, однако по мере эксплуатации станет сильно лучше и дешевле.

Кстати, примерно такую схему реализую прямо сейчас в Сбербанке, где нейросетями очень шустро (пожалуй, даже слишком) замещают специалистов колл-центра у нас в Омске на улице Звездова –крупнейшего в стране, если кто не в курсе.

А о том, как ещё в нашем городе нейросети используют в научных разработках читайте здесь.

Наконец, пришло время поговорить о самом главном. Нужна ли в принципе описанная выше система ограничения контента у нас в стране? Я дальше просто выскажу свое мнение, а вы вольны с ним согласиться или оппонировать.

В нынешней ситуации, когда доступ к даркнету (с наркотиками, детским порно, биржами заказов на убийство и много чем ещё, что точно не понравится Следственному Комитету) у школьников не ограничен вообще ничем (кроме необходимости полчаса курить мануалы и настроить специальный браузер, работающий с onion-ресурсами), а порнография (к счастью, лишь «легальная») доступна по отжатию одной единственной галочки в настройках ВКонтакте, вопрос о нужности / ненужности ограничений выглядит достаточно риторическим. Детей совершенно однозначно надо ограждать от вербовщиков экстремистских и террористических организаций, от цепких ручонок разнообразных деструктивных культов, от суицидальных субкультур, от групп «колумбайновцев» (скулшутеров), а также много чего ещё, что я здесь не упоминаю просто для сбережения ваших нервов.

Вопрос про «надо/ не надо» таким образом, давно уже не стоит в принципе. Задавать пора совсем другие вопросы. Как сделать систему контроля контента технически удобной для родителей и школы? Как одновременно этим сделать её работающей, не слишком легко обходимой школьниками? Как минимизировать злоупотребления и перегибы цензуры «по дороге»?

Ещё одну причину, по которой внедрение подобной системы я считаю очень нужным, имеет смысл озвучить отдельно. Все дело в упомянутом в начале этого материала ламповом ютубчике.

Если нынешний вектор отношений между Россией и коллективным Западом не изменится (а предпосылок к этому особо не просматривается), то вся экосистема Facebook (привет модным инстаблогерам-миллионникам) и Google (привет, ютуберы!) в нашей стране раньше или позже накроется медным тазом. Вопрос «почему» явно устарел, речь идёт про «когда это произойдёт».

При этом «родительский контроль» в том же YouTube организован чрезвычайно удобно (и я, если честно, буду очень жалеть, когда видеохостинг прикроют). При этом надо полностью отдавать себе отчет в том, что единого сопоставимых по сервису и количеству контента российского видеохостинга у нас попросту нет. Что-то есть в ВК, что-то в Яндекс-видео, что-то появится в недавно купленном Сбербанком кинотеатре Okko, из которого там хотят делать глобальный видеохостинг. В общем, с миру по нитке аналог YouTube собрать можно, а вот систему, которая выделит из всего массива интернет-видео только безопасный детишкинский контент – этого мы точно лишимся. В описанных условиях регуляторный рычажок, который позволит управлять доступностью опасного контента в Сети прямо через браузер, выглядит очень своевременным.

Инициативу Министерства образования уже поддержали в Госдуме, так что история явно не собирается заканчиваться. Продолжаем следить за этой темой.

Поделиться:
Поддержи проект

Через интернет

Банковской картой или другими способами онлайн

Через банк

Распечатать квитанцию и оплатить в любом банке

  1. Сумма
  2. Контакты
  3. Оплата
Сумма
Тип пожертвования

Ежемесячное пожертвование списывается с банковской карты.
В любой момент вы можете его отключить в личном кабинете на сайте.

Сумма пожертвования
Способ оплаты

Почему нужно поддерживать «Трамплин»
Все платежи осуществляются через Альфа-банк

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполнте необходимые поля и оплатите ее в любом банке

Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

распечатать квитанцию
Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.