Наука в лицах:
экологический портрет Омска

Дата публикации: 25.11.2020

Вот уже несколько лет мы наблюдаем за тем, как экологическая тематика становится всё популярнее в нашем городе. Процесс этот не безоснователен, поскольку в современном мире забота об экологии становится не просто частью ответственности людей, но и необходимостью, продиктованной переживаниями за будущие поколения. 

Решением экологических задач в нашем городе занимаются инициативные группы, отдельные активисты, специалисты по устойчивому развитию в коммерческих компаниях, а также учёные, которые направляют силу научного знания для защиты экологических интересов горожан.

Мы решили пообщаться с тремя разными омскими профессорами, чьи имена неразрывно связаны с экологической повесткой города и обасти. Они представляют разные научные направления — философию, социологию и биологию — но всех объединяет интерес к защите природы и нашего здоровья.

Олег Рой, профессор ОмГУ, доктор социологических наук

Вы профессор и доктор социологических наук. Не все социологи занимаются проблемами экологии, не все экологи являются социологами. Как Вы пришли именно в экологическую проблематику, с чем был связан такой выбор?    

Будучи студентом философского факультета Уральского государственного университета в начале 80-х годов, я обратил внимание на беспрецедентный успех, который пришел на выборах в бундестаг в ФРГ к партии «зеленых». Я заинтересовался ими, прочитал множество статей и интервью их представителей в немецких журналах. Тема моего выпускного диплома была посвящена анализу политической и теоретической платформы этого движения. С этой темой я пришел в аспирантуру Московского государственного университета, где рассмотрел проблематику экологии через призму школы «Нuman Ecology» Эрнста Берджесса и Роберта Парка.

Ваша докторская диссертация была посвящена социальной экологии. Можете рассказать подробнее, что это такое?

Социальная экология – это наука о социальных условиях развития экологических процессов. Поэтому она изучает, как достичь экологического равновесия в обществе, сохраняя при этом социальный порядок, т.е. экономическое и социальное благополучие людей.

Олег Рой с коллегами по «Омскому дому ученых», Общественной палате и Министерству экологии и природных ресурсов на рабочем выезде в Любинский район Омской области, 14 октября 2020 года

Какими исследованиями и проектами Вы в данный момент занимаетесь? 

В настоящее время я увлечен изучением феномена «Особо охраняемых природных территорий». Дело в том, что этот статус территории оказывает на проживающих вблизи людей как положительное, так отрицательное влияние. 

А в чём заключается суть этого статуса?

Особо охраняемые природные территории — это участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, где располагаются природные комплексы и объекты, которые имеют особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое значение. следующие категории указанных территорий: государственные природные заповедники, в том числе биосферные заповедники; национальные парки; природные парки; государственные природные заказники, памятники природы; дендрологические парки и ботанические сады. Они могут быть как государственного, так и местного значения. Но поскольку муниципалитеты далеко не везде имеют возможности содержать обширные природные комплексы, он чаще всего передаются на государственный уровень (федеральный или региональный).

А какие негативные и положительные воздействия и последствия такой статус оказывает на территории?

Особо охраняемые природные территории – это важнейший ресурс нашей страны, призванный защитить от безумных застроек  уникальные природные объекты. Обретая форму национальных парков, заказников и пр. , эти объекты обеспечивают сохранение флоры и фауны,  служат буфером от негативного антропогенного воздействия. Но наличие этих территорий в нашей социально-политической системе имеет и свои негативные проявления.  Разграничение сфер ответственности между собственником в лице регионального оператора, представителя государственной власти и муниципальным образованием, на территории которого  такая территория может находиться,  вызывает  крайне негативные проявления по отношению к природным свойствам этих территорий. К примеру, в Любинском районе Омской области есть озеро Старица: оно примыкает к поселку Красный Яр, где находится известный всей стране молокозавод. Но находясь под контролем  областного  учреждения  по охране животного мира, это озеро лишается какого-либо внимания и поддержки со стороны муниципальной власти, в т.ч. и возможности проведения реабилитационных мероприятий. Разрывается цельный механизм воспроизводства уникального объекта, который реально не разделяется сферами административной ответственности. Кроме того, принятое в 2020 г. Правительством РФ решение о введении платы за посещение ООПТ (Особо охраняемых природных территорий) ставит под сомнение важнейшие принципы, лежащие в основе конституционных прав граждан и их права на удовлетворение экологических потребностей.

На своей странице в Facebook Вы уделяете много внимания рассказам о  научно-исследовательских поездках с коллегами по «Дому учёных» в районы Омской области, вопросу экологического туризма. Как оцените шансы области на развитие этого направления? Особенно в контексте приоритета развития внутреннего туризма в стране в целом. Есть ли у Омска шансы?

Хороший вопрос. Все по-разному. Озеро Эбейты – слишком недоступно, совсем отсутствует инфраструктура. Правобережье Иртыша – от Муромцево до Тары – очень перспективно: красивая природа, интересные места, история и прочее. Очень интересны Большие Уки – там уникальный музей, правда, дорога от Тюкалы трудная. Удивило Любино. Не знал, что в 40 километрах от областного центра такая красота и местная продукция. Шансы на туризм у области есть, но надо выделять приоритеты, и начинать надо с Муромцево.

Один из участков открытой 7 октября 2020 года четвертой (после Птичей Гавани, озера Ленево и озера Эбейты) экологической тропы на территории Омской области в с. Екатерининское Тарского района

 

Сергей Костарев, профессор ОмГУПС, доктор философских наук 

Могли бы вы чуть подробнее рассказать о своём пути в экологию? Был ли он продиктован какими-то событиями, или тянуло к этому с детства?

В экологии я случайно. Позвали в 1992 году в комитет по охране природы начальником IT-отдела. В 1995 году отправили на обучение в Москву на специалиста-эколога.

Как изменилась экологическая повестка за последние 20-25 лет?

Повестка — никак, но стало хуже, так как, в отличие от 90-х, когда была Госкомэкология (госслужба, заполненная специалистами), сейчас в органах власти очень мало компетентных людей. Только те ещё что-то могут, кто остался с того времени. Госкомэкологию ликвидировал Путин одним из первых своих указов в 2000 г, экологи первыми попали под прессинг и были практически уничтожены по всей стране. Сегодня сеть не растёт, а доживает на старых кадрах. Раньше экологи имели существенную социальную базу (запрос) и компетенции, сильные международные связи. Например, наша организация постоянно работала с американцами, британцами, французами и голландцами. Кому же нужны в современной России такие независимые игроки? Никому.

Выступление Сергея Костарева на одном из экологических митингов

Как бывший чиновник, скажите, чего не хватает нынешним работникам экологических министерств и ведомств, а чему у них можно было бы поучиться?

Сегодня чиновники не только не обладают экологическими компетенциями, но и не стараются из получить. Всем правят «волосатая рука» и жадность. Учится у них нечему.

Получается, вся надежда только на активистов. Кстати, а какими экологическими проектами и инициативами Вы сейчас занимаетесь?

Сейчас защищаю Дендросад имени Г.И. Гензе.

Кстати, подробнее о том, как Сергей вместе с единомышленниками сейчас защищает омский Дендросад читайте в другом нашем материале.

 

Отметим, что Сергей занимается не только дендросадом. Он также является руководителем проекта «Город решает». О том, как связаны данный проект и экология, речь идёт в выпуске подкаста «Гражданская Одиссея».

Сергей Соловьёв (профессор ОмГУ, доктор биологических наук)

Каким был Ваш путь в большую науку?

После обучения в аспирантуре новосибирского Института Систематики и Экологии Животных СО РАН (Сибирского отделения Российской академии наук - прим. ред.) в 1989 году я продолжил работы по исследованию биологического разнообразия флоры и фауны Западной Сибири и Северного Казахстана из Омска. Полученные данные требовали решения экологических проблем этих регионов, что привело нас к полевым работам на пространствах от Семипалатинского испытательного ядерного полигона до мониторинга биогеоценоза экологической тропы «Екатерининского соснового реликтового бора» в Тарском районе.

Сейчас вы являетесь заведующим лабораторией мониторинга биологического разнообразия Омского научного центра СО РАН. Расскажите подробнее, для чего создана эта лаборатория?

Научные направления деятельности лаборатории включают в себя развитие методов и принципов оценки биологического разнообразия и механизмов прогнозирования распределения и численности позвоночных животных Северной Евразии на примере Омской области в лесной зоне, лесостепи и степи.

Сергей Соловьёв на полевых исследованиях в Семипалатинской области

Решением каких задач Вы занимаетесь в последнее время?

Наша лаборатория с 2018 года изучает флору и фауну растений и животных Прииртышья, пространственную организацию населения земноводных, пресмыкающихся, птиц и млекопитающих Омской области. Мы стремимся получить их современные фаунистические списки в условиях антропогенной трансформации ландшафтов Прииртышья и неустойчивого климата Северной Евразии в XXI столетии. Кроме того, мы пытаемся выявить основные особенности экосистемного распределения найденных видов наземных позвоночных животных Среднего Прииртышья и дать характеристику основных трендов пространственной неоднородности населения земноводных, пресмыкающихся, птиц и млекопитающих, выявляем их пространственно-типологическую структуру, определяем природные и антропогенные факторы, влияющие на их население. Наконец, мы хотим установить численность редких и исчезающих видов региона исследования для ведения Красных книг Омской и Новосибирской областей, Алтайского края, а также других регионов РФ.

А есть ли какие-то амбициозные текущие проекты?

Да, сейчас мы пытаемся создать Банк данных численности позвоночных животных ОНЦ СО РАН. Это современная статистико-аналитическая система обработки и накопления данных по численности и распределению наземных позвоночных животных Омской области.

 

Полевые условия в работе эколога часто сменяются условиями лесными

 

Три разных учёных, три похожих в чём-то, но больше отличающихся друг от друга истории, три разных подхода к решению экологических проблем. Кто-то пытается выстроить взаимодействие с органами власти и работает с конкретными территориями, кто-то привлекает внимание общественности к проблемам городского характера через митинги и пресс-конференции, а кто-то выстраивает работу через академическое научное сообщество и работу в полях. А вывод тут один: когда мы имеем дело с всеобщей угрозой, то не стоит останавливаться лишь на одном варианте её устранения. Стоит использовать разные способы, разные методы и вообще ценить многообразие. То самое многообразие, за сохранение которого и борются экологи всего мира и их омские коллеги не стоят в стороне.  

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться:
Появилась идея для новости? Поделись ею!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта.